«Дом строится пятый год, мы в отчаянии». Дольщики одного из последних минских долгостроев рассказывают о своих бедах

200
20 марта 2017 в 7:55
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

«Дом строится пятый год, мы в отчаянии». Дольщики одного из последних минских долгостроев рассказывают о своих бедах

Долгострои в столице побеждены. Почти. Власти города говорят всего о трех многоэтажках, хотя, думается, минские дольщики могли бы поведать им немало интересного. В непочетном списке уже не первый месяц числится и элитарный ЖК «Набережный». Большой и красивый дом, расположенный между улицей Маяковского и Свислочью, просился в «черные сводки» давно: начали строить многоэтажку в 2012—2013 годах. На сайте застройщика до сих пор заявлено: «ЖК „Набережный“ — третий объект в квартале „Червенский парк“, возведение которого начато и продолжается в намеченные сроки (планируемый срок сдачи объекта — сентябрь 2014 года)». А вдобавок к этому сообщаются все прелести квартала: центр города, расположение на берегу реки, парковая зона внутри квартала (дизайн ландшафта — Великобритания), городская велодорожка, наличие парковочных мест (два многоуровневых паркинга) — как тут не соблазниться, да еще пять лет назад, когда все только начиналось и выглядело очень многообещающе.

Сейчас уже начало 2017-го, а ключей от долгожданных квартир с удачными планировками и завораживающим видом из окон люди так и не увидели. Устав ждать и верить обещаниям (а также надеяться на очередной перенос сроков), минчане написали открытое письмо главе государства. Подписали документ (читай: последнюю надежду) 30 человек.

Onliner.by встретился с инициативными дольщиками, которые только наблюдают за строительством своего дома, но попасть внутрь и заселиться пока не могут. Рассказать о своих бедах более подробно, чем изложено в письме, пришли 12 человек, но люди сходу предупреждают: недовольных больше, просто некоторые дольщики живут не в Минске. Часть будущих собственников и вовсе родом из России и Ирана, так что ходить на все собрания и подписывать обращения не могут.

— Жду свою квартиру с 2013 года, — рассказывает Александр, который уже не первый год носит звание дольщика, так как вступил в строительство почти на стадии котлована, выбрав в качестве объекта инвестиций однокомнатную квартиру. — Ситуация тогда была сложная: рынок недвижимости рос, предложений становилось все меньше, поэтому казалось, что надо успеть вложить деньги. А здесь хороший район, красивые картинки дома, еще и английский парк обещают… Были, конечно, сомнения, так как дом-близнец, который строился неподалеку, явно не укладывался в отведенные сроки. Но отмахнулся от скептических мыслей, решив: лучше сейчас возьму хоть что-то, чем потом ничего.

В марте заключил договор, квадратный метр обошелся в $1380 — на тот момент это была хорошая цена. Знаю, что позже продавали и дороже. В документах было прописано: срок сдачи — сентябрь 2014 года. Я ждал, платил, рассчитался. Сначала все шло отлично, но в какой-то момент темпы строительства стали падать. К моменту, когда дом должны были сдать, стройка замерла где-то на 20-м этаже. Потом была «заморозка».

— Я живу в доме прямо напротив, — описывает свою историю еще одна почти «котлованная» дольщица. — Вот и начала строиться, тем более что у меня трое детей и в небольшой «трешке» нам стало тесно. В феврале 2013 года заключила договор, а к сентябрю уже полностью рассчиталась с застройщиком — даже раньше, чем надо было. За «однушку» отдала $63 тыс. в эквиваленте. С тех пор все жду. Дочке пришлось уйти на квартиру — два с половиной года она снимает жилье. Простите, эти деньги, которые можно было потратить на ремонт и обустройство, разве нам кто-то вернет?

«Помню времена, когда на собраниях руководство «Лады» нам каждый раз обещало: вот-вот будем открывать шампанское, праздновать новоселье. Но этого так и не произошло»

— Расположение дома отличное, вид из окон на реку просто шикарный, — перечисляет неоспоримые плюсы объекта Юрий, который заключал договор с застройщиком в мае 2013 года. — Да и сам дом не типовой: по три квартиры на этаже, по три лифта в каждом подъезде, по два санузла в больших квартирах. Это и подкупило. Жилье позиционировалось как достойное. Поэтому «квадрат» в «трешке» по $1420 меня не смутил. Вступая в строительство в 2013 году, я видел, что застройщик не впишется в установленные сроки. Мысленно приготовился к тому, что полгода-год придется подождать. Но ведь уже прошло два с половиной года после того, как дом должны были сдать, а все, что у нас есть, — это обещания. Знаю, что были объективные причины для задержки (изменение проекта из-за расширения дороги, снос частного сектора), но, по-моему, не обошлось и без субъективных. Помню времена, когда на собраниях руководство «Лады» нам каждый раз обещало: вот-вот будем открывать шампанское, праздновать новоселье. Но этого так и не произошло.

— По сути, с 2015 года нас кормят завтраками, — продолжает Александр. — На регулярных собраниях каждый раз переносят сроки: то обещают, что сдадут в сентябре, то под Новый год — и так все дальше и дальше по календарю. Причем темпы строительства, в отличие от обещаний, нас, дольщиков, не радовали. Хорошо, что к решению вопроса в последние полгода подключились чиновники, которые до этого и слышать о нас ничего не хотели. Теперь здесь два раза в неделю проводятся планерки с участием застройщика, председателя комитета строительства и инвестиций Мингорисполкома Дмитрия Гуриненко и активных дольщиков. Хоть что-то начало сдвигаться с места.

Одним из самых «свежих» дольщиков считается Олег, который представляет интересы своей матери, строящей однокомнатную квартиру. Цену квадратного метра по просьбе застройщика молодой человек не озвучивает, но уточняет, что «квадрат» в 2016 году ему обошелся значительно дешевле, чем тем, кто поддерживал стройку с самого начала.

«Мои деньги уже три с половиной года крутятся. Если бы я эти $132 тыс. положил в банк, получил бы отличные проценты. Но перерасчет застройщик мне не предлагает»

— Вступили в строительство в ноябре прошлого года, — вспоминает молодой человек. — По срокам сдачи все было оптимистично: обещали до нового года справиться. В это вполне верилось: дом почти готов, к тому же представитель застройщика сводил нас на объект. Мы попали внутрь дома, посмотрели свою будущую квартиру. Все понравилось — заключили договор. Начали наблюдать за стройкой и заметили, что динамики-то нет. Сроки постоянно продлевали. Сейчас вроде бы остановились на марте, при этом приемочная комиссия имеет право работать целый месяц, то есть в течение всего апреля. И это, заметьте, оптимистичный прогноз, как будет на самом деле, неизвестно.

— За годы строительства проект удешевили, — уточняет Юрий. — Упростили фасады, урезали стоянки (одна из них вообще пока булыжная), кафе «Маяк» не снесли до сих пор да и с остатками частного сектора не очень-то борются. То есть на выходе мы получаем не то, за что платили. Мои деньги уже три с половиной года крутятся. Если бы я эти $132 тыс. положил в банк, получил бы отличные проценты. Но перерасчет застройщик мне не предлагает.

Собравшиеся у дома дольщики утверждают, что перерасчет стоимости квадратного метра в связи с затягиванием сроков и изменением проекта им не производили.

— У нас есть дольщик (а может, и не один), который умер за время строительства, — рассказывает Ирина Юрьевна. — У некоторых людей дети уже пошли в школу, хотя на момент подписания договора они были в очень нежном возрасте. Разве это нормально? Нас никто не поставил в известность, что квартальные сети лягут на наш дом, что появится своя котельная. Было бы лучше, если бы нас «запитали» от города и это не ложилось бы на наши плечи, увеличивая сроки сдачи дома.

— Мы обращались во все инстанции, искали поддержку у чиновников. Когда приходили ответы, возникало ощущение дежавю: одинаковые формулировки, только даты разные. До сих пор пребываем в недоумении: как под носом у администрации Ленинского района мог появиться такой долгострой? — возмущен Олег. — Неужели нельзя вовремя шевелиться, принимать меры, подписывать бумаги?

Разрешение на строительство дома заканчивается 31 марта. Чиновники нам обещали (правда, устно), что продлевать разрешение больше не будут. Но даже и без этого, поскольку мы знаем, сколько справок и заключений требуется для ввода объекта, возникают большие сомнения, что все будет сделано вовремя. Мы не строители, но даже нам видно, что дом еще не готов. Да и благоустройством пока и не пахнет.

Оптимальный, на взгляд дольщиков, вариант развития событий — выдача ключей в ближайшее время и взыскание компенсации за просрочку. Позиция у людей простая: мы деньги заплатили — должны получить товар.

«На виду ходят два-три работника, хотя их тут должно быть 100—200, чтобы успеть сдать дом до конца этого месяца. Бурной жизни не наблюдается, когда ни приедешь на объект»

— Сомневаюсь, что можно будет получить какую-то компенсацию, — не уверена в успехе еще не начатого предприятия Екатерина, у которой есть на то свои причины. — Мы с мужем вступили в строительство в июле 2016 года. Сначала покупали трехкомнатную квартиру, но потом перешли на «двушку». Из-за уменьшения площади жилья образовалась переплата. Но деньги — почти $7 тыс. — застройщик мне до сих пор не вернул. Обращались в суд, в феврале выиграли дело, ждем — пока на счет не поступило ни копеечки, а судебные исполнители разводят руками. Так что расторгать договор и выходить из долевого строительства смысла нет: когда тебе вернутся деньги и вернутся ли вообще? Я вот все не могу понять, почему мы, живя в правовом государстве, должны столько ждать и никак не можем повлиять на ситуацию. Где законы? Кто нас защищает? У моих знакомых просрочка по сдаче дома была три месяца, и они очень возмущались. А что уж говорить нам, дольщикам «Набережного»?

— Сейчас весна, погода позволяет, но благоустройством активно никто не занимается, — возмущена Ирина Юрьевна. — На виду ходят два-три работника, хотя их тут должно быть 100—200, чтобы успеть сдать дом до конца этого месяца. Бурной жизни не наблюдается, когда ни приедешь на объект. О дольщиках вообще кто-нибудь думает? Люди продали свои квартиры, живут на съемных или с родственниками. И сколько это будет продолжаться.

Прогресс в деле есть, особенно после того, как стройка попала на личный контроль к Дмитрию Гуриненко, но до решения вопроса еще очень далеко, в один голос отмечают дольщики.

— Нам даже не могут толком сказать, каков процент готовности дома. Каждый раз новые сведения. По последним данным, вроде бы 97%. Но сколько времени понадобится на то, чтобы завершить начатое и дожать эти 3%? Сколько общались и с чиновниками, и с застройщиком, просили только об одном: не врите нам, не приукрашивайте, говорите все, как есть. И без того получается, что за свои деньги приобрели одни проблемы, так хотя бы информируйте нас вовремя. Уверены, что до конца месяца никто «Набережный» не сдаст. Давайте встретимся 31 марта и посмотрим, кто оказался прав, — предлагают истерзанные ожиданием люди.

«Если среди дольщиков так много недовольных, то остается только задаться вопросом: почему же они не расторгают договоры и не забирают свои деньги? Они имеют на это полное право»

С письмом — криком души ознакомился и застройщик, в адрес которого прозвучало немало претензий. Генеральный директор ЗАО «Лада ОМС-Холдинг» Алексей Ваганов изложил свое видение ситуации:

— Начнем с того, что с каждым дольщиком был заключен типовой договор долевого строительства. В этом документе четко прописано, как следует действовать, если у человека возникают какие-либо претензии и разногласия. Однако за последний год ни одной претензии от дольщиков ЖК «Набережный» в наш адрес не поступило. Позже объясню почему.

Ранее у нас было несколько судебных разбирательств: минчане расторгали (и успешно) договоры долевого строительства. Но происходило это не из-за задержки сроков сдачи, а по личным причинам (например, люди уезжали жить в другие города). Если же среди дольщиков так много недовольных, то остается только задаться вопросом: почему же они не расторгают договоры и не забирают свои деньги? Они имеют на это полное право, так как это двусторонние отношения, а дольщик в нашей стране защищен.

Любопытный факт: самые ярые жалобщики, которые пишут письма во все инстанции, заключали договоры на строительство квартир в 2014—2016 годах, то есть тогда, когда уже было ясно, что в первоначальные сроки мы не укладываемся. Почему же сейчас они апеллируют к 2014 году? Безусловно, есть среди дольщиков и люди, которые вместе с нами с котлована, но как раз-таки они относятся к сложившейся ситуации с пониманием.

Относительно тех, кто составляет и отправляет письма чиновникам и силовикам. Есть несколько активистов — их фамилии указаны в подписи к письму среди первых. Могу рассказать, как происходило сотрудничество с этими людьми: мы всегда шли им навстречу.

Вот, к примеру, будущий собственник однокомнатной квартиры и активист, — Алексей Ваганов показывает стопку документов. — Вступил в строительство в 2014 году, с тех пор появилось пять дополнительных соглашений, в которых мы корректировали (растягивали) сроки оплаты квартиры и постепенно снижали для этого дольщика стоимость квадратного метра. В итоге компания скинула порядка $100 с квадратного метра — на однокомнатной квартире вышла экономия в $5 тыс. в эквиваленте. Разве это плохо? Мы пять раз меняли сроки окончательного расчета, так как человек приходил в офис и ссылался на тяжелое материальное положение: мол, кризис — не могу рассчитаться, — и мы входили в положение, шли на уступки.

«Тех, кто просил скорректировать цену «квадрата», было чуть ли не полдома. С декабря 2014 года к нам обращались толпы людей, и всем, кто просил о помощи, мы пошли навстречу»

Еще один активист строит большую трехкомнатную квартиру. Ему мы скинули $300 с квадратного метра — общая экономия вышла достаточно существенной. Составили три дополнительных соглашения, в которых корректировали сроки оплаты и стоимость. И как нам сейчас реагировать на людей, которые забрасывают инстанции письмами, притом что до этого слезно просили войти в их положение и уменьшить цену квадратного метра?

Тех, кто просил скорректировать цену «квадрата», было чуть ли не полдома, так как строительство ЖК «Набережный» пришлось на период кризиса. Мы понимали, что люди в шоке и не представляют, как выкрутиться из ситуации. С декабря 2014 года к нам обращались толпы людей, и всем, кто просил о помощи, мы пошли навстречу. Почему же дольщики теперь не расторгают договоры: одним из пунктов предусмотрено, что если договор расторгается раньше времени по инициативе дольщика, то все дополнительные соглашения теряют свою силу. То есть «квадрат» сразу же возвращается к старой цене плюс практически все активисты становятся должниками, которые вовремя не рассчитались с застройщиком.

Более того, раз в месяц мы принимаем дольщиков у себя в офисе — любой человек может задать интересующие его вопросы и получить ответы. Бывает, что приходит по 20—30 будущих собственников — со всеми мы проводим разъяснительную беседу, объясняем, почему так сложилось и когда ждать сдачи дома. Сомневаюсь, что кто-то еще из застройщиков устраивает такие встречи. Поверьте, если бы мы были недобросовестным застройщиком, то здесь бы уже не находились. Но несмотря на это, отдельная группа людей продолжает писать и писать. И вместо того чтобы работать, мы тратим время и ресурсы на подготовку ответов чиновникам.

В своем письме активисты пишут, что задолженности у дольщиков перед застройщиками нет. Но это сейчас и то во многом за счет того, что большинству мы скорректировали цену, значительно уменьшив ее. Ранее у дольщиков перед нами были долги в районе 8—10 млрд рублей, но люди слезно просили не вывешивать списки, не обнародовать фамилии, — уточняет Алексей Ваганов.

Всего в доме, стоящем на берегу Свислочи, 189 квартир, раскуплено сейчас около 170. Самый главный вопрос для старых и новых дольщиков — когда же они смогут получить ключи и наконец осмотреть свои квартиры.

— Надо понимать: для того чтобы дом строился вовремя и по графику, нужны деньги. Это же касается и воплощения в жизнь всех идей. Но, как уже понятно, всей предусмотренной суммы мы не получили. Дольщики недовольны: нет вентфасадов на переходных балконах. Несмотря на то, что люди заплатили гораздо меньше, чем должны были, они требуют всего и по максимуму. Некоторые просили продать «каркасник» в отличном месте по цене «панельки» на окраине, и мы соглашались: надо было достраивать дом. А сейчас — сплошные претензии. В целом не надо сравнивать 6-й дом с 5-м: это отдельный проект со своими новшествами и нюансами (в частности, автономная газовая котельная). Он с самого начала шел с корректировками и не должен был быть близнецом.

Опять же по поводу изменений проекта (в жалобе ссылаются на пункт договора 6.4.3). Договор долевого строительства заключается на конкретный объект — квартиру определенного метража. Если бы мы что-то меняли в самих квартирах, то это надо было бы согласовывать с дольщиками, но там все осталось так же, как и было в самом начале. Все остальные изменения согласовываются только с государственными органами.

«В период с 2012 по 2015 год у нас был, по сути, запрет на строительство инженерных сетей в ландшафтно-рекреационной зоне. И только 27.03.2014 года было принято решение Мингорисполкома, которое позволило нам проводить работы на этой территории»

Почему же произошла задержка сроков сдачи дома? Потому что пришлось полностью менять проект всего жилого комплекса. Из-за того, что Минским городским исполнительным комитетом было принято решение по расширению улицы Маяковского, нам пришлось сместить вглубь (на 12—17 метров) все запланированные к возведению объекты. В результате этого застройка частично попала в ландшафтно-рекреационную зону. Соответственно, сдвинулись и сети, которые оказались полностью привязаны к дому №6 (ЖК «Набережный»).

В период с 2012 по 2015 год у нас был, по сути, запрет на строительство инженерных сетей в ландшафтно-рекреационной зоне. И только 27.03.2014 года было принято решение Мингорисполкома, которое позволило нам проводить работы на этой территории. После этого началась разработка новой проектной документации и всех административных процедур (получение разрешения, экспертиза, корректировка проекта: пять жилых домов, два паркинга и сети изменили свое местоположение). Поверьте, бумажная работа занимает очень много времени. Законодательство устроено так, что просто не позволяет провести какие-то процедуры быстрее. Полтора года было потрачено на то, чтобы получить разрешение Мингорисполкома. При этом работали все: и мы, и чиновники — никто не прохлаждался.

От дольщиков эту информацию никто не скрывал. Также неправда и то, что людей не пускают на планерки: вот документ, по которому видно, что на одном из недавних совещаний присутствовал не только председатель товарищества ЖК «Набережный», но и инициативная группа граждан, — гендиректор протягивает протокол, в котором указаны в том числе эти действующие лица.

Алексей Ваганов указывает, что со стороны жалобщиков есть манипуляции с цифрами: какие-то данные люди озвучивают, а о каких-то умалчивают. В частности, речь идет о строительной готовности объекта. Гендиректор показывает письма, подготовленные для профильных высоких чиновников, в которых указано, что на 29.06.2015 года она составляет 70,2%. Следующий документ датирован 12.11.2015 (83,3%), еще один — 03.03.2016 (90,3%), далее — 07.11.2016 (97,8%).

— Сейчас строительная готовность дома составляет практически 99% — он почти завершен. В данный момент идут наладка, доводка, измерения. Информация о том, что на 01.11.2016 строительная готовность дома была 93% (как указано в ответе Якобсона), не совсем верная: в письме была указана готовность с учетом сетей, а не только дома. Это меняет все дело. А так действительно любой нормальный человек почитает о 3% за 21 месяц и придет в ужас. Но это не так, не надо передергивать цифры: есть дом, а есть сети к нему. И именно из-за сетей мы не успели сдать дом осенью 2016 года: понадобился снос домов. И все люди об этом знают, но молчат. Да, переносы сроков действительно есть, но, как выразились активисты, планы никто не срывает, мы находимся в постоянном движении.

Мы приложим все усилия для того, чтобы сдать дом до конца марта. Пусконаладочные работы ведутся уже сейчас, повысительно-насосная станция уже готова. Последние замечания устраняются, дальше будем предъявлять объект компетентным органам. Да, вопросы могут возникнуть, но это все решаемо. Думаю, к концу апреля все дольщики получат ключи от своих квартир, которые, к слову, хорошего качества. Не нужно этого лишнего информационного давления, которое только отнимает время. На мой взгляд, создавать напряженность — это некорректно. А за слова в открытом письме, которые не соответствуют действительности и которые отправлены в адрес главы государства, я думаю, должен кто-то отвечать. Нельзя же так просто искажать факты и манипулировать цифрами…

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ