23 января 2017 в 8:00
Автор: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова

«Оплатил жилье, учебу и сапоги дочери, только после этого остаются деньги на интерьер». Дизайнер о чувстве стиля и квартирах белорусов

Поток заявок в «Битву дизайнеров» не прекращается, за ростом количества дизайн-студий в Минске не уследить. Почему же подавляющее большинство квартир в сервисах по аренде и продаже жилья не удивляют не то что дизайном, но даже банальной расстановкой мебели? Бабушки сотрут пыль с советского серванта и скажут не забивать голову подобными глупыми проблемами, когда есть масса других, — главное, чтобы была крыша над головой. Но мы — поколение, окруженное избыточным количеством красивых вещей, которые даже необязательно покупать, достаточно лишь лицезреть на экранах и витринах, — хотим знать ответ. Умеют ли белорусы выбирать и использовать дизайнерские предметы интерьера, грамотно обставлять свое жилое пространство и жить в комфорте? Onliner.by поговорил об этом c дизайнером и одним из учредителей студии «Четвертый квартал» Людмилой Татариновой.


— Действительно ли белорусы все чаще обращаются к дизайнерам и с чем это связано?

— Это связано с новым пониманием жизни. Изменились условия игры. Люди стали больше ездить за границу, легкодоступна любая информация, благодаря интернету мир стал более открытым. Кроме того, мы живем в век дизайна. Мы выбрасываем чайник не потому, что он перестает работать, а потому, что мы поменяли свое видение кухни. Мы уже долгое время сыты и имеем какой-то определенный доход, чтобы тратить его на свои капризы, на комфортную жизнь.

Второй момент — жизнь стала невероятно быстротечной из-за развития технологий. Эта быстротечность требует стремительной смены декораций. Мы стали чаще обновлять гардеробчик и уже не склонны, как наши мамы и бабушки, носить пальто по 5—7 лет. Мы хотим покупать вещи быстро, дешево, менять их. Это такое новое удовольствие. Поэтому, безусловно, люди стали чаще обращаться к узконаправленным специалистам в той или иной сфере. Нам хочется жить красиво, комфортно, цивилизованно, по-европейски.

— Что значит «век дизайна»?

— Это век, когда все подвластно дизайну: столовая ложка, ваша черная майка. Почему вы брюнетка, а я шатенка, близкая к брюнетке? Потому что этот цвет волос в тренде. Если бы мы встретились 15 лет назад, может быть, кто-то из нас был бы блондинкой. Масс-маркет диктует стереотипы того, что мы носим, едим. Внимание уделяется как качеству вещи, так и ее актуальности.

Так было, в принципе, всегда, но прежде в этот магический процесс было вовлечено меньшее количество людей, а сейчас не участвуют единицы.

— Каковы пожелания типичного белоруса со средним заработком, который построил квартиру в кредит и теперь обставляет ее? Можно ли обобщить его требования к интерьеру?

— Я думаю, они такие же, как и у любого человека: создать пространство, отвечающее его комфортности жизни и представлению о красивости. Специфика дизайнера заключается в том, что он подходит к клиенту как к личности. В этом весь смысл. Один хочет более дерзкий интерьер, другой — более классический. Но и тот, и другой хотят максимально эффективное решение для конкретного объема, максимально рациональное. Суть в том, что каждый человек желает, чтобы к нему относились как к индивидуальности. Вы не придете к стилисту и не скажете: оденьте меня, как среднестатистическую белорусскую красавицу. Вы скажете: «Я Лора, мне столько-то лет, у меня вот такие взгляды на жизнь. Может, я упускаю лучшую версию себя?»

Опять же интерьер сильно зависит от рода деятельности человека. Зачастую люди, которые ведут гиперактивный образ жизни, хотят спокойный интерьер, потому что им нужно место, где они смогут «обнулиться», где будут приглушаться их эмоции. Люди, которые много работают с цветом, зачастую любят монохромные интерьеры, потому что им где-то нужно отдохнуть от обилия цвета. И так во всем.

— А как же скандинавский стиль? По ощущениям, его сегодня хотят все.

— Потому что он сейчас в тренде. Скандинавский стиль очень хорош своей демократичностью, он практически лишен пафоса, в то же время в нем есть отсылка к современным толерантным ценностям жизни. Его легче воспроизвести с меньшими затратами. Он правильно выхолощен, скорее сдержанный, чем распущенный. Он подходит нам по климату, он северный, а наша страна тоже скорее северная.

— Отойдем от моды. Белорусам присуще чувство стиля в интерьере?

— Я думаю, что доля людей с чувством стиля в нашей стране приблизительно такая же, как в любой другой на территории СНГ. Мы очень разные, представляем разные социальные и культурные группы.

Например, мои друзья — лучшие люди мира. Тот, кто захотел работать в Беларуси, остался здесь, кто решил трудоустроиться в Нью-Йорке, поехал туда, многие живут в Лондоне, в Москве. Белорусы — очень прогрессивные и работоспособные люди. В Москве даже есть такая пословица: если тебе нужен любой работник, беги на Белорусский вокзал. Это правильное высказывание, потому что наша работоспособность поражает.

— Если просмотреть объявления о продаже и аренде жилья, придем к выводу, что подавляющее большинство квартир имеют слегка, скажем так, устаревшие интерьеры. Даже новостройки порой обставляются как бабушкины хрущевки!

— Как вы думаете почему?

— Дело в деньгах? Но ведь всегда можно отправиться в IKEA и закупиться там.

— В принципе, да, но вам необходимо заплатить за транспорт и, по-хорошему, за растаможку. Если мы все это посчитаем и сложим, общая стоимость в итоге получится не такой привлекательной. А если вы при монтаже обнаружите какой-либо брак, то возврат данной мебели и тяжба с магазином, находящимся в другой стране, делают ее золотой.

Когда человек живет, к примеру, в Вильнюсе, где продается достаточно хорошей и экономичной мебели, ему легко составить цивилизованную композицию дома, даже если у него нет вкуса.

В магазинах дадут буклет, подскажут необходимую комбинаторность. Кроме того, для вашего бюджета важна и система периодических существенных скидок.

А теперь зайдите в минский мебельный магазин. Там достаточно сложно — за небольшим исключением — купить диван, за который не стыдно. Я была приятно удивлена, найдя в JYSK мебель, изготавливающуюся в Литве, Беларуси, Китае, которую ты покупаешь, ставишь дома и, в принципе, не обижаешь этим Заратустру. Чем больше экономичных и красивых продуктов будет появляться в массовом потреблении, тем быстрее люди научатся инсталлировать их.

— Почему белорусские производители не перенимают опыт скандинавских коллег?

— Все не так просто… Я думаю, изготавливать экономичную красивую мебель сложнее, чем дорогую красивую. IKEA открыла первый магазин в Швеции в 1958 году, а за границей — в 1963-м в Норвегии. Первый магазин JYSK в Дании появился в 1979 году, в Германии — в 1984-м. Это все произошло не так давно, а доступ к этим сетевым магазинам через близкую заграницу мы имеем всего восемь лет. Для реализации таких проектов необходимы достаточные финансовые ресурсы. Но я думаю, что присутствие данного продукта на рынке поменяет и наше представление о дизайне недорогой мебели. А уже после этого сформируется культура потребления. Тогда и странный гобеленовый диван под названием «Мой папа был паном», и стул из серии «Три богатыря» уйдут в историю или переедут на дачу. Нет, безусловно, есть очень неплохие белорусские производители мебели, но зачастую их продукция чуть дороже. И их, к сожалению, скорее меньше, чем больше.

— То есть причиной вышеупомянутых бабушкиных дизайнов является только отсутствие хорошей и доступной мебели?

— Это важный фактор. Если вкусный и невкусный кофе стоят одинаково, какой вы будете пить? Конечно, вкусный. Задача JYSK и IKEA состоит в том, чтобы дать людям возможность жить красиво, не тратя на это огромные деньги, как это было до них. Мебель была роскошью, ее передавали по наследству.

— Когда мы договаривались об интервью, вы отметили, что в Минск стекаются тысячи людей, которым надо улучшать жилищные условия, и у них попросту не остается денег на идеи о красивом интерьере…

— Квартиры в Минске стоят очень дорого, кредит взять невозможно, люди строят себе жилье из последних сил, и у них не остается остаточной прибыли ($2—5 тыс.) на то, чтобы обставить квартиру. И без того есть необходимость без конца отдавать деньги.

Давайте представим ситуацию, будто кто-то даст людям деньги и скажет: найми дизайнера. Ситуация определенно поменяется.

Необходимость в дизайне возникает тогда, когда ты уже сделал все: оплатил детский сад, учебу детей, квартиру, курсы повышения квалификации, сапоги младшей дочери. Только после всего этого у тебя остаются деньги на дизайн.

— Но ведь жуткими интерьерами зачастую грешат и состоятельные люди.

— Я бы так не сказала, это скорее исключение из правил. Зачастую у состоятельных людей красивые жены — следовательно, и дети, дома, машины…

Деньги не определяют твои вкусовые приоритеты. У нас люди начали получать и тратить их еще совсем недавно, лет 15—20 назад. Они еще этому толком не обучились. В Америке умеют тратить деньги уже 200 лет. Когда я начинала карьеру в дизайне, в Минске не было принято отправлять детей на учебу за границу, это начали делать только сейчас. Дети, которые поехали и обучились, имеют уже другие приоритеты и мировоззрение.

Вкус — явление нечастое, как чувство юмора. Предполагается, что есть у всех, но это далеко не так. Поэтому, когда вы выбираете дизайнера, отнеситесь к этому обстоятельно и осмысленно. Посмотрите портфолио, попросите сделать несколько версий в 3ds Max. Вы нанимаете себе полководца, чтобы выиграть сражение.

— Вопрос цены в нашей стране стоит остро. Почему же полет фантазии многих дизайнеров зависит исключительно от дорогих составляющих?

— По-моему, это очевидно, так как с деньгами делать красивый интерьер легче: у тебя просто шире диапазон выбора материалов, специалистов, антикварных магазинов, банально больше ресурсов. Но это не отменяет необходимость идеи, концепции.

Ценовую категорию определяет заказчик. Во всяком ремесле есть свои «хитрики». Есть предметы интерьера, которые не так активны и могут быть уведены в другой бюджет.

Если интерьер правильно скомпилирован, то, зайдя в квартиру, вы никогда не поймете, какие детали экономичны, а какие дороги.

Аллегория с одеждой: если одежда подобрана правильно, вы никогда не определите, сколько она стоит.

— Итак, мы определили, что белорусы находятся на пути к пониманию прекрасного?

— Все на свете находится на пути к чему-то… Нет ничего статичного, все развивается. Абсолютной красоты не бывает, она иллюзорна. Как только одной девочке дали корону и титул «Мисс мира», в этот же момент ста тысячам прекрасных девушек исполнилось 18 лет, и обязательно кто-нибудь из них будет прекраснее состоявшейся королевы красоты.

— Как воспитывать в себе чувство стиля?

— Думаю, надо много путешествовать, видеть другие миры и другие культуры. Это один из самых действенных способов. Всякая сопричастность имеет значение: количество выставок, которые ты посещаешь, фильмы, которые ты смотришь, — все меняет тебя. Но все это необязательно, ведь можно просто нанять человека. А если на это нет денег, иди в IKEA, где тебе помогут специалисты. Величие мира — в разделении труда. Невероятное достижение человечества заключается в том, что я могу пойти к человеку, который 10 часов в сутки печет батоны, и спросить: какой мне купить батон? И он скажет: сегодня этот батон лучше.

— «Плохой интерьер» — что означает сегодня это понятие? Может быть, определим, грубо говоря, «колхозные» элементы, которые уж точно нельзя использовать в обстановке квартиры? Например, ковер на стене.

— Сегодня, кстати, ковры на стене входят в моду. Актуальным становится нью-йоркский лофт в стиле семидесятых. Вас это удивит, но люди покупают в антикварных магазинах полированные шкафчики высотой полтора метра. Даже стариковский сервант снова на плаву — просто надо подумать, как его подать.

Нет понятия «отстойных» элементов — есть понятие «отстойных» приемов. Если нескольким дизайнерам дать одинаковый перечень предметов, то у одного из них работа будет блестящая, остроумная, у другого — пассивная, нулевая. Просто они используют разное осмысление происходящего.

Вы не измените предпочтения людей, твердя, что они неучи. Просто дайте им другой инструментарий. Сделайте современный интерьер доступным.

Это правильный расклад.

Диваны в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова
Без комментариев