754
21 ноября 2016 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Малиновский, Евгений Дайнеко

Дом с черным фасадом. Как устроен необычный коттедж под Минском

Впервые увидев фотографии этого дома в Facebook, мы подумали: «Это точно под Минском? Да ладно!» Лаконичные формы, панорамные окна со стороны двора, стеклянные двери и самое главное — черный фасад. Картинки с такими коттеджами часто мелькают на зарубежных сайтах об архитектуре вроде archdaily.com и в глянцевых журналах. Что-то похожее давно строят в Швейцарии, Прибалтике, Скандинавии, США. Теперь и в Беларуси… Договорившись с архитектором, мы получили возможность изучить черный дом снаружи и изнутри.

— Цвет депрессии и печали? Это все предрассудки, — считает Евгений Дайнеко, один из основателей архитектурного бюро 33|16 Architects. — Темно-серый — нейтральный природный цвет, позволяющий бесконфликтно вплести архитектурную форму в существующий ландшафт, что и требовалось в нашем случае. А еще такой фасад — это дань вдохновившей нас традиционной белорусской архитектуре. Посмотрите на старые деревенские дома. Со временем дерево темнеет, это естественный процесс.

Дом общей площадью около 230 квадратных метров строился как загородное место отдыха для молодой семьи, состоящей из четырех человек. Возможно, где-нибудь в плотной коттеджной застройке такое цветовое решение смотрелось бы странно. На фоне же зеленого леса минималистичный темный фасад из дерева не режет глаз, не перегружает зрителя лишней информацией. А зимой черный цвет удачно контрастирует со снегом.

Участок площадью 10 соток обнесен оцинкованным забором — похожие ограждения стоят вдоль улиц в Минске, препятствуя выходу пешеходов на проезжую часть.

— Согласитесь, забор из столь любимого белорусами металлопрофиля выглядел бы здесь нелепо и нелогично, равно как и классический забор с колоннами, — говорит архитектор. — Главным нашим требованием к ограждению участка была его максимальная прозрачность. Забор должен выполнять свою основную функцию и при этом не отвлекать на себя внимание. Из доступных на рынке готовых решений это оказалось оптимальным. У нас есть выразительный фасад дома, и он не должен визуально перебиваться какими-то другими структурами.

В перспективе вдоль забора подрастет невысокая зеленая изгородь. С обратной же стороны дома, куда выходят панорамные окна, подступает лес — эта часть участка, предназначенная для отдыха жильцов, надежно скрыта от посторонних глаз.

— К высоким заборам лично я отношусь сугубо отрицательно, — делится мнением Евгений. — Зачастую коттеджные массивы под Минском застраивались хаотично, бессистемно. Культура загородной жизни сложилась так, что друг с другом соседствуют люди разных сословий с разными интересами и вкусами. Люди привыкли отгораживаться от соседей. Идя по улице, мы видим не ухоженные лужайки и красивую архитектуру, а заборы всевозможных форм и цветов. Как это исправить — не представляю. Нужна практика строительства новых поселков, которые будут предполагать единые архитектурные решения.

С обратной стороны дома смонтирована терраса из дерева. Ее подпорные стенки выполнены из габионов — каркасов из металлической сетки, заполненных гранитом крупной фракции. Материал недорогой и отлично сочетается с цветом фасада.

Гранит мелкой фракции использован в качестве подсыпки по периметру дома, а также в том месте, где организованы заезд и парковка для машины.

Фасад дома вентилируемый. Это обычная белорусская сосна, обработанная против гниения и выкрашенная в темно-серый цвет. Порода довольно капризная, на солнце обильно выделяет смолу. И правда: присмотревшись, мы заметили засохшие желтоватые ручейки. Со временем фасад надо подчищать и подкрашивать. Но это естественно. Дерево — живой материал, бояться его изменения не стоит.

Хоть дом и выглядит необычно, по конструктивной части здесь все стандартно. Ленточный фундамент с монолитной плитой, стены из газосиликатных блоков, утеплитель, паро- и гидроизоляционная пленки, вентзазор, монолитное перекрытие, фальцевая двускатная кровля с уклоном в 10% (с улицы, кстати, кровля кажется плоской).

Внутри, как и следовало ожидать, дом оказался светлым: белый наливной пол на первом этаже, белые стены и потолок. Тем не менее архитектор подчеркнул связь с черным фасадом, добавив в интерьер темную мебель.

— Работа над интерьером продолжается, я бы оценил его готовность на 70%. Многие предметы мебели — белорусского производства. Например, кухня и диван. Некоторые вещи делали специально под этот интерьер. Подвесные светильники сварили из арматуры. Получилось оригинально, — Евгений проводит для нас экскурсию по дому.

Одна из особенностей планировочного решения — второй свет в гостиной. Это место отдыха всей семьи.

Интересное решение: перекрытие второго этажа в зоне над кухней будто бы выложено досками. На самом же деле это отпечатки деревянной опалубки, прекрасно сохранившие свою фактуру на бетонном монолите.

Панорамное остекление, конечно, впечатляет.

— Если дом загородный и напротив нет соседей, то какой смысл отделять себя глухими стенами и заборами от природы? — размышляет архитектор. — Большое окно как бы стирает грань между улицей и домом. Мы замечаем перемены в погоде, наблюдаем, как зеленеет трава, желтеют листья, падает снег. На мой взгляд, это самая лучшая картинка, от созерцания которой человек получает колоссальное удовольствие.

Первое опасение по поводу окон связано с теплоизоляцией. Не промерзнут ли? В данном случае использованы энергоэффективные стеклопакеты. Для предотвращения образования конденсата система теплого пола в районе окон работает с большей теплоотдачей.

Второй вопрос: а не напечет ли солнце? На окнах нет ни занавесок, ни рольштор. Здесь надо учесть расположение дома относительно сторон света. Большие окна обращены на юго-восток: солнце заглядывает в них только утром, затем уходит на глухой фасад и дает равномерное освещение, а вечером появляется с противоположной стороны, где окна относительно небольшие.

Обращаем внимание на еще одно нестандартное решение: окна в доме заведены на крышу, что дает дополнительное естественное освещение во всех комнатах.

Уют загородного дома создает камин на дровах. Система отопления устроена таким образом, что газовый котел поддерживает в помещениях заданную комфортную температуру. Если после растопки камина температура в гостиной увеличится, автоматика пропорционально уменьшит нагрев пола и снизит расход газа.

Помимо гостиной и кухни, на первом этаже есть также гостевая спальня, санузел и сауна.

На втором этаже — спальня родителей, детская комната и еще один санузел. В коридоре и жилых комнатах положен паркет, а обогреваются помещения за счет внутрипольных конвекторов и радиаторов.

Стена между гостиной и спальней выполнена из стекла. Прозрачная поверхность обеспечивает лучшую инсоляцию и защищает от шума.

Поначалу мы не замечали шкафы для одежды и вещей, пока Евгений не обратил на них наше внимание. Шкафы «утоплены» в стены и выкрашены в один с ними цвет. Лишь узкие вертикальные зазоры и углубления для пальцев указывают на то, что это дверки.

Интересный прием: зашивка потолка как бы отделена от стен при помощи теневого кармана. Помимо эстетической функции, тут есть и практическая: в период усадки дома на стыке стен и кровли могут появиться трещины. Если это и произойдет, то они проявят себя в теневом кармане. Отремонтировать эти участки будет легко, не придется перекрашивать весь потолок.

Санузел на втором этаже имеет выход на террасу, где в теплые летние месяцы после приема ванны можно полежать в шезлонге, глядя на верхушки деревьев.


Современная архитектура не стоит каких-то заоблачных денег, ведь все конструктивные решения, по сути, стандартны. Берем те же газосиликатные стены, что и у соседа, добавляем панорамные окна, деревянный вентфасад, несколько оригинальных планировочных решений — и вот уже что-то индивидуальное. Действительно удачные примеры современной архитектуры в Беларуси есть, однако пока их немного. Почему так происходит? Евгений поделился своими мыслями:

— Это интересный вопрос. Не думаю, что он актуален исключительно в плоскости архитектуры. До середины XIX столетия наша архитектура развивалась как часть общеевропейской, на территории Беларуси появлялись прекрасные костелы, дворцы, панские усадьбы, по уровню архитектуры ничуть не хуже итальянских. Затем что-то пошло не так…

Вспомните недавнюю историю: в XX веке людей загоняли в города, селили в однотипные коробки. Индивидуальное строительство никак не развивалось. Частное загородное жилье вообще перестало быть объектом творчества архитекторов. Люди этой профессии могли проявить свои таланты только в проектировании общественных зданий, а о тенденциях, царящих за рубежом, получали скудную информацию из редко попадавших в руки журналов.

В начале девяностых у нас начался строительный бум. Без оглядки на европейский опыт под Минском и в его черте начали множиться безвкусные замки, дворцы и крепости. Зачастую люди полагались лишь на свои представления о том, каким должен быть дом. К сожалению, мы находимся только в начале пути формирования культуры взаимодействия заказчика и архитектора. Но мы движемся вперед.

Сейчас уже не девяностые, но какая-то бессистемность в загородной застройке никуда не делась, как и страсть к дворцовой пышности. И все же приятно отметить, что в последнее время появляется все больше достойных домов, спроектированных белорусами для белорусов. Порой посмотришь на удачно реализованный проект и думаешь: Швейцария. А это Беларусь! Такую архитектуру надо двигать в массы.

Водонагреватели в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Малиновский, Евгений Дайнеко
ОБСУЖДЕНИЕ