«Безопасность важнее картошки» или «Все ставят — и я ставлю»? Инспектируем межквартирные тамбуры с МЧС

 
37 947
190
03 июля 2016 в 8:00
Источник: Дмитрий Мелеховец. Фото: Влад Борисевич

Когда южноамериканские индейцы нашли картошку, они и не подозревали, что однажды она станет причиной раздора мирных горожан, согревающих ее в тамбурах, и сторонников правопорядка. «Где ж еще ее хранить? Она сладкой на морозе станет», — недоумевают владельцы квартир, считающие, что картошке тоже нужен дом. МЧС с ними не согласен и просит «выселить» картофель на балконы: ящики мешают эвакуации и иногда являются причиной пожаров. Onliner.by отправился с сотрудниками МЧС в рейд в подъезд, где недавно случился пожар.

Всего несколько месяцев прошло с момента, когда из-за загоревшегося ящика в тамбуре многоэтажки чуть не погибли люди. Дедушку и его маленькую внучку с трудом успели вызволить с восьмого этажа дома по улице Голубева. Мужчина пытался спасти девочку. Чтобы не задохнуться, он забрался на последний этаж дома и голыми руками разбил окно.

Пресс-секретарь МЧС по Минску Виталий Дембовский и первый заместитель начальника Московского районного отдела по чрезвычайным ситуациям Александр Пляшкевич, которые инспектируют подъезд, очень надеялись, что после пожара ситуация изменится. Сегодня они не ошиблись.

Свежая желтая краска в недавно обгоревшем подъезде уже успела высохнуть, но у основания стен виднеются очертания убранных ящиков и коробок: ЖЭС покрасил стены только вокруг них. Двери лифта и потолок до сих пор покрыты плотным слоем сажи, зато в тамбурах практически нет нарушений. У дверей и в коридорах все убрано: ЖЭС постарался.

Явных нарушений в подъезде мы не находим. На девять этажей всего несколько небольших коробок для «спама» и коврики, которые, если подходить формально, тоже запрещены.

— У МЧС нет цели наказать людей или придраться к любому мелкому нарушению. У нас нет каких-то планов по штрафам или фиксации нарушений. Да, по закону нельзя класть ковры у входной двери, поскольку в тамбуре не должно быть вообще ничего. Можно положить только сертифицированный коврик из материала, не распространяющего горение. Но мы же не бюрократы, не роботы, мы обычные люди. Если он не будет мешать эвакуации и не станет причиной пожара — пускай лежит. Но кучи коробок, в которых люди хранят не бог весть что, мы заставляем убирать. До людей же доходит только тогда, когда все случилось, а мы этого допускать не хотим, — пытается достучаться Виталий Дембовский.

— Жильцы считают, что тамбур — это их частная собственность, что они могут вытворять там все, что хотят. А это не так. Эти ящики стоят десятилетиями, доски там высохли до основания — любой окурок, любой уголек просто великолепно зажигают их.

Еще в школе нас учили, что для возгорания нужны три фактора: кислород, источник огня и то, что может гореть. Вот если люди вынесут из тамбуров весь хлам, гореть будет нечему и таких ситуаций происходить не будет.

Едва Виталий успевает закончить мысль о курении в подъездах, как ничего не подозревающий пожилой мужчина с сигаретой в руках сам приходит в руки закона и затягивает уже известные сотрудникам МЧС шлягеры: «Да я просто из подъезда выходил», «Я первый раз, обычно не курю» и «Все, уже потушил».

— Вы знаете, что в подъезде нельзя курить? — заводит разговор с незнакомцем майор МЧС.

— Знаю… Ну я уже все, выхожу. Вы меня просто перепугали своими фотоаппаратами, — чувствует себя неловко минчанин.

— А вы знаете, что в вашем подъезде совсем недавно пожар был?

— Так это потому, что там люди кухни делали, у них случился «косяк», и их подпалили.

— Вы, наверное, экспертизу проводили? Там случился пожар из-за неосторожного обращения с огнем.

— Нет, ну я не знаю, надо просто с другой стороны подходить.

— Давайте подойдем. У вас в тамбуре что-нибудь стоит?

— Нет, уже ничего нет. Стоял ящик с картошкой, но уже все демонтировано.

— А балкон у вас есть?

— Два! Но там картошка мерзла. А сейчас мне дочка балкон утеплила, так я туда перенес.

— А остальные что, тоже перенесли?

— Да не, это сегодня ЖЭС с утра трактора пригнал и увез все. Такой шмон тут был! Вас ждали, — открывает тайну недокрашенных стен мужчина, получает устное предупреждение, дает обещание в подъезде больше не курить и уходит. Наказывать кого-то сегодня — не в планах МЧС.

Заходим в соседний подъезд. В нем-то ЖЭС точно не успел прибраться, уверены сотрудники МЧС. Наугад нажимаем кнопку лифта с цифрой 5 и попадаем точно по адресу. В небольшом тамбуре стоит сразу несколько громоздких ящиков. Первый деревянный сейф, закрытый на амбарный замок, доверху забит пластиковыми бутылками и пакетами, второй — картошкой. За углом стоит канистра с остатками машинного масла.

— Знаете, почему мы так долго воюем с хламом в тамбурах, но люди до сих пор их не почистили? Потому что белорусы не привыкли обращаться в органы правопорядка даже тогда, когда им что-то не нравится. Люди будут годами спотыкаться о ящики в тамбуре, протискиваться бочком, сотрясать воздух возмущениями и проклятиями, но ни за что не пойдут в ЖЭС с обращением. Когда уже накипит, пойдут бить морду соседу, самостоятельно выкидывать эти коробки, ругаться. Бывало даже, что люди поджигали эти самые ящики — просто для того, чтобы насолить соседу, не понимая истинных последствий трагедии. Начинаем разбираться — поджог, а обращений в МЧС, ЖЭС или милицию не было, — передает накопленный опыт майор.

Звоним в дверь с ковриком «Добро пожаловать». Судя по надписям на ящике, там живет дядя Валик.

— Валентин, я так понимаю? — обращается к мужчине без майки майор.

— Иванович, — улыбается гостям хозяин.

— Валентин Иванович, вы знаете, что нельзя в тамбурах вещи хранить? В курсе, что пожар в соседнем подъезде был?

— Ну знаю, в курсе… Все понимаю, но где эту картошку хранить?.. Вымерзнет же… Ну раз надо, то уберем. Безопасность важнее, чем картошка.

— А до этого вам непонятно было, что безопасность важнее?

— Понятно, но до этого никто не приходил, не кричал.

— Считаете, что майор МЧС должен прийти к каждому жителю города лично?

— Ну так не надо. Но тут же все ставят — ну и я ставлю. Но я обещаю, что все уберу, мне надо пять минут. Я слово держать умею, сам еще недавно в погонах ходил, — прощается с незваными гостями Валентин Иванович.

Не успевает офицер в отставке закрыть дверь, как на лестнице появляется еще одна злостная нарушительница. На этот раз — молодая девушка. Спрашиваем уже более конкретно:

— Какой из ящиков ваш?

— Вот этот. Ну а куда мне его убрать? На балконе мешать будет. Это вы из-за седьмого подъезда так? Нам ЖЭС ничего не говорил, убирать никогда не заставляли. Всю жизнь же так у всех ящики стоят.

Чистых тамбуров в подъезде вообще нет. Минимум — детская коляска, максимум — коридор из шкафов. Почти в каждом тамбуре стоит дверь, которая не предусмотрена проектом.

— В некоторых домах двери в тамбур и к мусоропроводу предусмотрены, в некоторых нет. Проблема ведь не в том, что сотрудники МЧС такие вредные и просто стараются все делать так, как написано. Загвоздка в том, что если двери есть в проекте, то они не будут мешать эвакуации в случае пожара. Скорее всего, они предназначены для ограничения распространения дыма. Если предусмотрена закрывающаяся дверь, значит, у людей есть другие пути для выхода. А вот здесь [Виталий указывает на лифт, который поднимается непосредственно в тамбур с закрывающейся на ключ дверью — прим. Onliner.by] человек может подняться и попасть на горящий этаж. Если дверь закрыта, он просто не сможет выбраться, потому что лифт при пожаре должен автоматически блокироваться. Казалось бы, просто замок на дверь поставили, а этот замок может однажды убить кого-то. Раз в год и палка стреляет.

Перемещаемся в обычную МАПИДовскую новостройку 2013 года. Виталий дергает ручку — бытовка закрыта. Мусоропровод тоже заварен. Сотрудники МЧС рады этому больше других: за три года здесь не было ни одного происшествия, тогда как в дома с открытыми мусоропроводами выезжать приходится постоянно. Виталий говорит, что на его памяти максимально на тушение мусоропроводов пожарные выезжали 46 раз за одну неделю. По большей части в подъезде порядок. Только в одном тамбуре находим бесхозный стол, что после старых девятиэтажек не кажется чем-то из рук вон плохим.

Несмотря на порядок в новом доме, сотрудники МЧС признают, что в плане чистоты тамбуров в городе все не так хорошо, как хотелось бы. Следить за этим министерство, в принципе, не обязано: это в первую очередь задача коммунальных структур. Но пресс-секретарь считает, что побороть эту привычку все же можно, просто работа должна быть более централизованной.

— Чтобы это искоренить, нужна работа многих структур. Я считаю, что надо работать в этом направлении постоянно, а не только после того, как случится пожар. Когда в ЖЭСах отвечают, что у них не хватает сотрудников для обхода, я им не верю. Везде не хватает сотрудников, но мы свою работу выполняем. Обслуживанием домов должны заниматься в первую очередь они, а мы должны им в этом помогать.

— Должно быть так: ЖЭС оповещает дом, что такого-то числа будет проводиться проверка тамбуров. Оповестить должны действительно каждого. Например, включить объявление в жировки. А в назначенный день приходить и выбрасывать все личные вещи, оставленные и установленные в подъезде. Во второй раз — давать штрафы и снова все выбрасывать. Вот тогда будет толк. Я понимаю, что это физически сложно, что первые несколько лет будут борьба и скандалы. Но зато потом люди привыкнут: ты не убрал — ЖЭС выкинул. Снова поставил — снова выкинут. Выработается рефлекс. Люди прекрасно знают, в каком доме они живут. Когда заселялись, они знали, что там нет отдельных мест для хранения овощей, колясок или велосипедов. Стоит вспомнить, что в проверяемом нами доме практически в каждой квартире есть по два балкона. Почему нельзя хранить вещи там? — заключает Виталий.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Дмитрий Мелеховец. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ