«Исторической ценности не имеет». Что случается со старой постройкой, которой не положена охранная табличка

 
119
14 августа 2015 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

До сих пор в цикле публикаций «Увидеть, пока не развалилось» мы показывали вам любопытные, но малоизученные постройки, которые надежно защищены от любых невзгод табличками «Памятник архитектуры». Как известно, такой знак предохраняет от сырости, плесени и вандалов, придает неуязвимость. На этот раз посмотрим, что происходит со старым зданием, когда у него не имеется магической таблички. Вместо нее имеется хозяин.

В Калинковичском районе есть очень классная деревня Юровичи. Если вам удастся проехать сквозь нее, не вывернув шею (там есть по какому поводу выворачивать, позже расскажем), а потом в нужном месте углубиться в заросли, то вы попадете в усадьбу «Литвин». Это что-то вроде хутора.

Он спрятан за соснами и огорожен имитацией старинной бревенчатой стены с башенками.

За декоративными укреплениями видны признаки бурной хозяйственной деятельности. Стоит какая-то техника. Штабеля недавно застывшей самодельной тротуарной плитки охраняет и постоянно пересчитывает разноцветная кошка.

Из-за кустов улыбается сторожевой пес по имени Пес.

Основным объектом архитектуры и центром ансамбля тут выступает длинная Т-образная постройка из красного кирпича с фундаментом из булыжников. Она уже обросла (и продолжает обрастать) современным «декором», но видно, что штуку эту явно проектировали и возводили не современные зодчие. Похоже на старорежимный сарай или какое-то производственное здание.

Вообще-то, мы заблаговременно спросили по телефону в районном музее: мол, что это там такое? Музейщики, посомневавшись, предположили:

— Бывшая конюшня вроде бы. Но сейчас нет человека, который знает более точно.

Директор юровичской школы Степан Блоцкий интересуется местной историей не столько по должности (он же директор, а не музейщик), сколько потому, что не понимает: а как можно этим не интересоваться?!

— Насколько я знаю, изначально до войны это здание задумывалось как цех по производству яблочных соков и крахмала. Тут ведь большие сады были. Но потом тут в разное время и лозоплетением занимались, и рыболовецкая артель была, и как зерносклад использовали.

Усадьба «Литвин» называется так потому, что расположена на берегу одноименного водоема. На Припять, Днепр и Сож в эти дни без слез смотреть невозможно. Из-за жары дно обнажилось в тех местах, где раньше все тонули. А этой старице хоть бы что. Вода если и упала, то не сильно. Говорят, тут бьют подводные ключи — они и позволяют держать уровень и даже подпитывать пересыхающую Припять.

Кроме старого кирпичного здания, на берегу возвышаются несколько бревенчатых домиков, беседка. Но это уже недавние добавления к идиллическому пейзажу. Грузится в надувную лодку семейная пара российской наружности: собрались на рыбалку. Сейчас постояльцев здесь не много, эти — из числа постоянных клиентов, приехали на несколько дней.

Хозяева всей этой красоты — семейство Гарбар. То есть еще недавно красота работала хранилищем для зерна у местного хозяйства. Потом сарай оказался не нужен. Это обычная история, таких «заброшек» полно в глубинке, да и в городах. Где-то их стараются продать, где-то сносят, где-то до сноса не доходят руки (тоже дорогое мероприятие) и постройки разваливаются самостоятельно. Может, и это здание разрушили бы за ненадобностью. Если бы в 2007 году местный фермер Сергей Гарбар не решил попробовать себя еще и в модном тогда агротуризме.

Нынешний хозяин усадьбы сразу обозначил нам ее статус:

— Официально здание не имеет исторической ценности.

Это многое упрощает. Раз не имеет, значит, можно продавать-покупать без лишних проблем. А также распоряжаться по своему усмотрению. Не надо каждый раз просить разрешения на то, чтобы забить гвоздь. И то правда, ну какая это ценность. Люди, строившие сарай, удивились бы, узнав, что кто-то приехал за тридевять земель смотреть на него спустя почти век.

На самом деле сарай красивый и очень настоящий, какими бывают старые вещи. Относительно возраста здания у краеведов мнения расходятся. Кто говорит про двадцатые годы прошлого века, кто про тридцатые. А хозяевам это не особо и важно. Главное — восстановить и использовать.

— Вот сюда заезжал грузовик, выгружал зерно, прямо на землю, — согласно рассказу хозяйки Валентины Федоровны, самосвал располагался посреди нынешнего обеденного зала. — А там был склад. Еще раньше — вроде бы кирпичный завод, и даже, как рассказывали, какие-то половики ткали.

Пока используется только часть здания. Где-то в нем идет строительство, где-то ничего не идет, зато есть грандиозные планы. Например, открыть боулинг.

Кстати, два года назад здесь впервые попробовали проводить международные гонки внедорожников (трактора тоже считаются). Рельеф удачный, гор и болот хватает — тогда и гонщикам, и зрителям понравилось. Повторили в 2014-м, а вот что дальше, пока неясно. Хотя идея перспективная.

Рядом с Валентиной Гарбар ее дочь Татьяна. Она студентка пятого курса гомельского медуниверситета. Сюда приезжает на каникулы. По городским меркам отдыхом это назвать сложно, но Татьяна довольна: спокойно тут, мол.

— Ну вот получите вы скоро диплом — и куда?

Девушка, похоже, разрывается между медициной и усадьбой:

— Врачом буду! Ну и сюда, конечно, приезжать планирую…

На втором этаже оборудовали небольшую гостиницу. Номера без изысков, зато с горячей водой — горожане пусть завидуют. Еще, говорят, телевизор в холле повесят, поставят бильярд — тогда вообще счастье наступит.

У Сергея Гарбара особый взгляд на обустройство: все сам с семейством. Во-первых, так надежней, во-вторых, экономия. Сам сконструировал из бревен кровати для гостиницы: мощно, просто, без узоров. (Говорят, некоторые постояльцы порывались заказать себе такие же, но это надо отдельное производство открывать.)

Сергей сам делает тротуарную плитку и бордюры: и дешевле получается, и знаешь, что не рассыплется через первые же сто лет. Сам устанавливал «колонну» из ствола в полтора обхвата. И так далее.

Будущий доктор Татьяна во всем этом активно участвует, когда приезжает из Гомеля. Не понимает, чему мы так удивляемся.

— Неужто и плитку вот эту делаете?

— Конечно, всей семьей помогаем. Но у нас же не только эта усадьба, еще и в поле надо работать. Приезжали год назад гомельские подружки в гости, им понравилось. Ходили даже со мной картошку копать… В этом году почему-то не приехали. Дела у них разные. Вообще, горожане, когда сюда попадают, сначала радуются спокойствию, но долго не выдерживают. Говорят, начинает давить тишина.

— Вот бы вас еще на навигаторах было видно, — припоминаем, как искали нужный поворот. — Или хоть указатель на дороге какой-нибудь стоял…

— Все будет, — Татьяна вручает нам весла. — Мы же еще не раскрутились толком. А указатель, вообще-то, был. Но кто-то его отламывает постоянно.

Весла необходимы, чтобы плыть на другой берег смотреть краснокнижные водяные лилии. Это считай еще одна здешняя достопримечательность. У большинства людей отношение к ним простое: как только видят в водоеме белый цветок, немедленно стараются добраться до него, чтобы преподнести даме. Потом некоторое время этот трогательный подарок гниет в тазике и затем выбрасывается.

Здесь все иначе. Гостям особо напоминают, что лилии трогать не надо, надо терпеть и смотреть. На местности это заметно: скопление цветов в водоеме имеется только напротив усадебного дома. В других местах уже проплыли романтичные кавалеры.

Само озеро эксплуатируется активно, но бережно. Многие приезжают ради рыбалки. Есть сом, лещ, щука, прочая необходимая мелочь. Местные дети тоже ходят сюда купаться.

На берегу стоит беседка. Год назад в половодье она уплыла, поймали где-то за островом. Теперь планируют установить над водой на сваях. Можно будет прямо из нее удочку забрасывать.

Обустройство еще далеко не закончено, усадьба работает не на полную мощность. В будни отдыхающих не много. В основном это постоянные клиенты, которые однажды откуда-то узнали про «Литвин» и с тех пор упорно приезжают. Аншлаг случается в выходные. Эти дни расписаны на полтора месяца вперед — под свадьбы, корпоративы, прочие праздники.

Гарбары продвигаются вперед медленно, но уверенно. В богатстве пока не купаются, говорят, все, что заработали, тут же вкладывается в стройку. Скоро появится еще один гостевой домик. Надо достроить сауну с маленьким бассейном, облагородить территорию, разбить дорожки, сделать еще тысячу больших и малых дел. Опять же ждет применения большая часть старого кирпичного здания.

На обратном пути заезжаем к бывшему коллегиуму иезуитов в Юровичах. Каждый, кто приезжает к Гарбарам, обязан посетить его. Из-за него мы едва не свернули шеи, когда ехали через деревню. Впечатляющее здание на горе смотрится в реальности гораздо внушительнее, чем на картинках. Это как раз настоящий охраняемый памятник архитектуры. В отличие от описанного выше сарая.

Цикл «Увидеть, пока не развалилось»:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
ОБСУЖДЕНИЕ