Фоторепортаж: заброшенный фарфоровый завод в центре Минска. Что построят на его месте

 
26 июня 2015 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий

Бывший фарфоровый завод — одна из самых известных и крупных минских «заброшек». Шесть лет в центре города существует «филиал Припяти» — опустевший комплекс производственных и административных зданий. К счастью, площадка не обречена на медленное разрушение. Есть инвесторы, готовые построить здесь современный жилой квартал с офисными зданиями и объектами социальной инфраструктуры. Концепция согласована в Мингорисполкоме, пройдена процедура общественного обсуждения. Нынешнее плачевное состояние бывшего завода и перспективы площадки — в фоторепортаже Onliner.by.

Изразцово-гончарным производством на этом месте занимались еще с конца XIX века, когда нынешняя улица Кропоткина носила название Николаевская. В 1951 году Минский изразцовый завод был переименован в фарфорово-фаянсовый. Строились новые цеха, расширялся ассортимент. Во времена плановой экономики предприятие считалось вполне успешным. Расписные вазы, статуэтки и посуда оседали в сервантах и шкафах советских граждан. Однако в конце 1990-х финансовое состояние предприятия пошатнулось. Теснить белорусский фарфор на отечественном и российском рынках начали конкуренты из Китая. Опоздавший с модернизацией завод увяз в долгах и работал в убыток. Не помогли даже субсидии на техническое перевооружение. В 2009 году фарфоровый завод закрылся. Конвейеры навсегда остановились, печи остыли, а почти 280 человек остались без работы.

После нескольких неудачных попыток бывший завод был продан на аукционе летом 2013 года. Вернее, предметом торгов выступало не недвижимое имущество, а только право проектирования и строительства новых объектов. Победитель аукциона — СООО «Инфореалт» — приобрел это право за 13,4 млрд рублей. Дополнительным обременением стала необходимость возместить убытки прежнему землепользователю — ЖРЭО Центрального района — на сумму 66 млрд рублей.

Несколько лет назад на территорию завода можно было попасть практически беспрепятственно — в этот период любители индустриального туризма растащили на сувениры застывшие на конвейерных лентах тарелки и горшки, повыбивали окна, разрисовали стены. Наведывались сюда и мародеры, охотники за металлами. Сейчас объект охраняется сторожем и собаками, по периметру натянута колючая проволока, стоят видеокамеры. Чтобы очутиться по ту сторону забора, корреспонденты Onliner.by получили официальное разрешение. Всех любознательных и отважных искателей приключений мы настоятельно предостерегаем от попыток проникновения. Это небезопасно: в цехах множество технологических отверстий и резервуаров, куда можно провалиться по неосторожности. Нависающие над головой трубы вентиляции и покосившиеся стены также не внушают доверия.

Бывший завод — это 14 сооружений различного назначения: административные корпуса, несколько длинных цехов, две действующие трансформаторные подстанции. Большинство зданий построены в 1970—1980-х годах и не представляют никакой исторической ценности.

(По клику все фотографии открываются в увеличенном размере.)

Зияющие дыры в пешеходной галерее между двумя корпусами — следы пожара, случившегося здесь летом 2013 года.

Заходим в один из цехов. Первое, что видим, — заглубленные в землю резервуары для сыпучего сырья. Отсюда и начинался весь производственный цикл. В емкостях хранили каолин, полевой шпат и кварц — именно эти ингредиенты используются для изготовления фарфора и фаянса.

В одном месте целая гора битых блюдец. Возможно, сюда сгружали бракованную продукцию.

В соседнем помещении ржавеют на своих местах шаровые мельницы. При помощи насосов сюда в нужных пропорциях подавалось сырье и перемешивалось с добавлением воды. Полученный раствор однородной консистенции на профессиональном языке называется шликер.

В полу попадаются технологические ниши прямоугольной формы. Возможно, это сливные бассейны, где хранился шликер.

Затем фарфоровый раствор заливали в гипсовые формы. Эти формы все еще лежат штабелями и раскиданы по всему цеху.

Когда изделия застывали, их вынимали из форм и отправляли в печь. Обжиг проводился в два приема: до и после глазурования.

Переходим в соседний корпус. Его украшение — мозаичное панно на одной из стен.

Полуразобранные печи, свисающие с потолка массивные трубы вентиляции, следы демонтированного оборудования, груды битого кирпича, гипса и известь под ногами — кругом полная разруха.

В одном из помещений, видимо, находился склад формовочных изделий.

Рассматривая выложенные в интернете фотографии, сделанные в первый год после остановки производства, нельзя не заметить одну странность. Такое чувство, что завод закрылся внезапно. Как будто в разгар рабочего дня все вдруг встали и ушли. В печах, сушилках и на конвейерных лентах замерла посуда, на вешалках осталась рабочая одежда сотрудников, а на столах — журналы выполненных работ. Постепенно начинку завода растаскивали на металлолом и сувениры, но и сегодня здания сохраняют особую атмосферу.

Еще один цех — и снова готовые урбанистические декорации для съемок остросюжетных фильмов.

Печь обжига изнутри:

Рядом с производственным — трехэтажный административный корпус.

Раньше на последнем этаже здания находился актовый зал. Еще в 2010 году здесь стояли ряды мягких кресел и исправное пианино, висела акустическая система. Позже инструмент разбили, колонки свинтили, а стены расписали граффити. Кому-то понадобился даже старый паркет.

Возможно, здесь когда-то находилась столовая.

Самое старое здание бывшего завода было построено в 1950-х годах. Здесь также находилась производственная линия с печью обжига.

А рядом — какие-то заплесневелые коморки со шкафчиками и другой полусгнившей мебелью.

Коллекция наклеек на стенке шкафа воскрешает давно забытые, но хранимые в глубинах сознания картинки. Душевный привет из середины девяностых.

После победы в аукционе девелоперская компания «Инфореалт» подготовила градоэкономическое обоснование освоения бывшей заводской территории и новую концепцию застройки. Инвестор предлагает возвести здесь жилой комплекс, состоящий из трех многоэтажных домов, нескольких офисных зданий, детского сада и различных объектов досуга и обслуживания. В центре квартала будет обустроена зона отдыха. Концепция согласована в Мингорисполкоме. В апреле этого года состоялось общественное обсуждение, архитектурный проект сейчас проходит государственную экспертизу.

Когда-то в этом месте протекала река Переспа. Она брала свое начало из Комаровского болота и вливалась в Свислочь в районе пересечения нынешней улицы Даумана и проспекта Машерова. На черно-белом аэрофотоснимке 1941 года хорошо видно извилистое русло Переспы (на старый кадр наложена сеть современных улиц, фото — luftbild.by).

В 1975 году Переспа повторила судьбу Немиги: речку заключили в подземный коллектор. Она протекает где-то здесь на глубине нескольких метров:

Работая над концепцией комплекса, архитекторы обыграли образ реки. В районе залегания коллектора предлагается создать своеобразное «сухое русло», в котором будет расположен пешеходный бульвар. Роль берегов реки выполнят платформы-стилобаты. В них разместятся различные объекты сферы услуг, развлекательные и оздоровительные центры, а также несколько паркингов примерно на 1000 машино-мест.

В перспективе зона отдыха нового квартала свяжет бульвар Шевченко с водно-зеленым диаметром Минска.

Жилую часть комплекса составят три дома зигзагообразной формы высотой от 13 до 15 этажей. Это будет не элитное, но комфортное и добротное жилье со свободной планировкой. На верхних этажах предусмотрены оригинальные двухуровневые квартиры с открытыми террасами.

Со стороны улицы Веры Хоружей комплекс будет дополнен тремя административно-деловыми зданиями.

Одна из особенностей квартала состоит в том, что почти все парковочные места будут размещаться в паркингах под землей. 25% мест застройщик выделит в качестве гостевых стоянок для жильцов комплекса. Два въезда в новый комплекс организуют со стороны улицы Кропоткина, один — с улицы Веры Хоружей и еще один — с улицы Червякова.

— Особенности участка позволят нам создать благоприятную и гармоничную среду, сочетающую жилье, рабочие места и объекты социальной инфраструктуры, — говорит Ирина Рондель, директор девелоперской компании «Инфореалт». — Работая над концепцией, мы пришли к выводу, что в районе не хватает детского сада, и запроектировали дошкольное учреждение на 70 мест, хотя по условиям аукциона этого не требовалось. Появятся спа с бассейном, ресторан, кафе, боулинг и бильярд, различные салоны, детский бассейн, центры детского творчества. Размещая парковочные места в подземных автостоянках, мы разделим транспортные и пешеходные потоки и исключим парковки во дворах. Это новый уровень безопасности и комфорта.

Отдавая дань прошлому этого места, девелоперская компания планирует установить скульптурную композицию, посвященную реке Переспе. А о бывшем заводе будут напоминать малые архитектурные формы в виде увеличенных фарфоровых статуэток, когда-то выпускавшихся в этих цехах.

— Архитектурный проект застройки сейчас проходит государственную экспертизу. Затем должно быть принято решение города о предоставлении земельного участка. После прохождения экспертизы можно будет говорить о конкретных сроках сноса и строительства, — говорит Ирина Рондель. — Есть инвесторы, есть организации, готовые выступить в качестве генподрядчика. Выделено 16 очередей строительства, первыми будут возводиться подземные паркинги и жилые дома.

Будем надеяться, все задуманное воплотится в обозримом будущем, завод-призрак навсегда исчезнет, а место обретет новую жизнь.

Другие репортажи Onliner.by о заброшенных местах в Минске:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев