Увидеть, пока не развалилось! Рассматриваем в деталях «жемчужину Наровли»

 
143
15 июня 2015 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов, автор

У нас недостаточно денег, чтобы сберечь немногочисленные старинные дворцы (в этом месте хочется, чтобы кто-нибудь требовал опровержений). Всегда находятся более важные и срочные надобности. Хрестоматийная формула «лучше бы поликлинику построили» по-прежнему актуальна. Поэтому Onliner.by продолжает проект «Увидеть, пока не развалилось». Сегодня мы рассмотрим дворец, который тихо распадается на фоне милой, насквозь социально ориентированной Наровли. Жемчужину зодчества собираются срочно спасать не первый десяток лет.

Местным властям непросто. Вот, к примеру, «мертвый город» в Рудакове не особо мозолит глаз. Исчезнет — никто не вздрогнет. И умирающей борисовщанской готикой напоследок наслаждаются в основном местные жители. А тут богатый старинный парк с усадебным домом — и прямо посреди города. Головная боль, как ни крути. Все туристы и приезжие журналисты об этот дворец спотыкаются, требуют спасти.

Чудеса ландшафтного дизайна уже на подъезде готовят путешественника ко встрече с прекрасным.

Сам город поражает спокойствием, которое неведомо жителям Минска или Гомеля. В таких местах необходимо устраивать дорогие курорты для европейских пенсионеров.

Вода в Припяти теплая, песок белый, пляж чистый, довольная жизнью рыба плещется строго по расписанию. Немного ниже по течению проходит граница 30-километровой зоны ЧАЭС.

Главная культурная достопримечательность Наровли прячется за мощными деревьями старого парка — это дворец Горватов. До него мы еще доберемся. Аутентичные ворота здесь изо всех сил постарались украсить.

Дворцово-парковый ансамбль имеет статус историко-культурной ценности второй категории (республиканского значения). Всего категорий четыре, высшая — нулевая. За прошедшие лет десять охранную табличку то вешали на усадебный дом, то убирали от греха. В результате она теперь политкорректно размещена на разукрашенной «браме».

Сразу видно, что это вам не гомельский парк, где не протолкнуться от людей и белок. Тут еще менее людно, чем на улицах райцентра. Видно, что это место стараются поддерживать в опрятном состоянии, но только теми средствами, которые не требуют больших затрат.

Декоративная башенка на берегу реки — считай, символ города. За ней ухаживают, белят толстым слоем. Старая лепнина от такой заботы постепенно теряет очертания. Частично осыпавшуюся голову филина нынче распознает только самый старательный орнитолог.

Когда-то на аллеях парка резвились аристократы. Нынче публика более демократичная. Современная инфраструктура парка небогатая, но искренняя: живописные дорожки, изрытое кротами футбольное поле, водяная колонка, линяющая белка, эстрада. Есть кафе, но открывается оно только вечером.

Наконец, сквозь листву проглядывает, собственно, усадебный дом, который некогда приводил в восторг исследователей.

Историки говорят, что дворец «сдан в эксплуатацию» в 1850 году (эта дата значилась на главном фасаде). Сохранилось не слишком много снимков интерьеров, но те, что есть, впечатляют. На втором этаже (там, где сейчас через пустые окна видны деревья) находился бальный зал с выходами на две стороны: к реке и к парку. Рядом были «красный» и «голубой» салоны, декорированные атласом соответствующего цвета.

«Необыкновенной красоты были полы, особенно в одном салоне на втором этаже: было такое впечатление, что вместо пола в центре зала — глубокое дно реки, в которой плавают разные рыбы большей и меньшей величины, — писал в мемуарах Антоний Киневич, родственник Горватов, бывавший во дворце в начале XX века. — Одна комната имела потолок в виде позолоченной звезды… Наровлянский дворец, так же как и все прекрасные хозяйственные и фабричные строения, превосходно выглядели со стороны Припяти, по которой пароходом в Наровлю прибывали гости».

2006 год

Подъезд ко дворцу охраняли бронзовые львы.

С обратной стороны, судя по старым снимкам и описаниям, на ступеньках со стороны реки располагались сфинксы из гипса.

После революции что-то из имущества помещиков национализировали, что-то растащили. Говорят, до сих пор в некоторых семьях можно встретить предметы из дворца. Скорее всего, еще больше этого «старья» люди со временем выбросили, не найдя в такой утвари большой полезности.

При Советах во дворце открыли школу. В процессе эксплуатации здание растеряло значительную часть пафоса: исчезли колонны, балконы, «лишние» элементы декора.

В годы войны имение серьезно пострадало. В послевоенное время дворец восстановили и разместили в бывших гостиных учебные помещения интерната. Позже рядом построили современные корпуса, но дворец использовали до последнего дня. Он наступил 27 апреля 1986 года.

После чернобыльской аварии было не до дворца, могли вообще упразднить Наровлю. Детей срочно вывезли, здание опустело. Еще долго из него выламывали доски и кирпичи, отковыривали розовую перестроечную плитку.

2006 год

За последние годы усадебный дом сильно сдал. Еще лет пять назад держались перекрытия, а любители уединиться с бутылкой недорогого напитка могли спокойно провести здесь время. Нынче осталась только мощная коробка, «внутренности» сгнили.

2006 год

Частично снесены послевоенные интернатские корпуса. По райцентру из уст в уста ходила страшилка: якобы строители, когда разгребали завалы, откопали клубок гадюк. Чтобы совладать с гадами, вызывали МЧС. Иных подробностей молва не сообщает, нужно придумывать самостоятельно. К слову, у спасателей в сводке такой вызов не значится, я справлялся. Смеются: мы бы запомнили.

Любовь здесь повсюду.

Между зданием и рекой располагаются остатки фонтана с двумя тронами. К нему, очевидно, вела лестница от причала. Предполагается, что гости могли прибывать по воде.

Сегодня здесь обрыв. Сравнив старые фотографии с современными, можно увидеть, как река «съела» берег. Если так пойдет дело, то однажды троны уплывут в Киевское водохранилище. А потом и дом. Это решило бы многие проблемы.

Нынче кто-то подписал трон словом «King», а с обратной стороны, как сумел, увековечил годовщину чернобыльской аварии. Совсем уж нехорошие люди для надписей воспользовались чем-то железным.

В подвале на полу под слоем пыли обнаруживается вполне исправная плитка с лилиями. Трудно поверить, но некоторые краеведы уверяют, что это оригинальная керамика. Как бы то ни было, сохранилась она хорошо. Возможно, потому, что отодрать ее, не разбив, невозможно.

От стены отслоился толстый слой штукатурки, открыв кое-что интересное. Возможно, это тоже настоящий декор!

На самом деле, конечно, неправда, что усадьба — единственная достопримечательность Наровли. У Горватов есть еще один проект, который работает до сих пор. Это кондитерская фабрика, основанная в 1913 году. По сей день «Красный мозырянин» является градообразующим предприятием.

Говорят, именно здесь (уже в советское время) придумали легендарную конфету «Коровка». Выпускают также мармелад, ириски, зефир — очень простые и очень классные, как в старые времена, когда не умели химичить. К своему 100-летию сделали подарочный набор «Усадьба Горвата» — в честь помещика Эдварда. Оформили коробку старыми снимками. Современные тут, наверное, не подошли бы.

Многие туристы и краеведы, потрясенные красотами усадебного дома, забывают, что на территории фабрики тоже есть старинные постройки. В отличие от дворца, их не видно. Что с ними происходит за забором предприятия, мало кто знает. А происходит вот что.

Ситуация печальная: вроде и разрушается памятник много лет, и обвинить некого, кроме самих себя. В Уголовном кодексе есть статьи про разрушение или повреждение историко-культурных ценностей. Но там нет понятия «бездействие». В данном случае никто ничего не повреждал. Оно само.

Ясно, что небогатому району самостоятельно эту «глыбу» не поднять. Лет пять назад появилась надежда, что усадебный дом Горватов удастся вписать в госпрограмму возрождения Полесья. Читай: дадут денег. Планировали восстановить здание, разместить внутри культурные и развлекательные учреждения, даже потратили большие деньги на проект. Но не вписался.

И все же в здешних райских пейзажах не все так просто. У приезжего может возникнуть явно ошибочное впечатление, что живущему здесь ничего не нужно, ведь все и так хорошо. Зачем напрягаться?

Уже много лет описание усадьбы размещено на сайте фонда «Гомельоблимущество» в надежде на то, что найдется инвестор, желающий возродить это место. Надежда умирает вместе со зданием.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов, автор
ОБСУЖДЕНИЕ