Изнанка социального жилья: почему новые многоэтажки через год нуждаются в ремонте

 
06 мая 2015 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Аркадий Соболев

Налибокская, 35. С виду приличная панельная 19-этажка в Каменной Горке. Мечта сотен тысяч очередников, «испорченных» квартирным вопросом. Но первое впечатление обманчиво. Внутри почти новый дом обшарпан и загажен. По этажам и лестничным маршам будто прошлась банда вандалов: украдены светильники, вырваны выключатели и доводчики, испачканы стены, а запахи на лестнице провоцируют тошноту. Довели жилье до ручки сами жильцы — всего за два года с момента получения ключей. Почему так происходит? Об этом — в фоторепортаже Onliner.by.

По проблемным адресам своего участка нас провел Василий Кулага, молодой директор минского ЖЭСа №129.

— Мы обслуживаем 62 многоквартирных дома. В основном это ЖСПК, жильцы которых более-менее следят за чистотой в подъездах и дворах, а кое-где даже скидываются на камеры видеонаблюдения. Но есть 10 так называемых социальных домов, где квартиры выделялись социально незащищенным категориям граждан: сиротам, многодетным семьям, а также переселенцам из ветхого жилья — ситуация там удручающая. После сдачи новостройки проходит год, а порой и несколько месяцев — и весь подъезд с 1-го по 19-й этаж уже нуждается в косметическом ремонте, — говорит руководитель ЖЭСа и открывает дверь дома №35.

На стенах и дверях — следы недавно выведенных растворителем надписей и новая мазня. На почтовых ящиках — вмятины от ударов.

— Первый доводчик на этой двери провисел всего два дня и пропал. Со вторым приключилась та же история. Как раз вчера плотник прибил обычную пружину. Как видите, и ее уже нет, — демонстрирует дырки в двери Василий Кулага.

Поднимаемся на 13-й этаж, выходим в общий коридор.

На стенах — многочисленные следы затушенных сигарет.

— Социальные дома разукомплектовываются почти сразу после выдачи ключей. Скручиваются светильники, доводчики, выключатели, даже дверная фурнитура. Потом все это всплывает где-то на рынках, в переходах, — говорит директор ЖЭСа. — Иногда добропорядочные жильцы сознательно вымазывают краской плафоны и выключатели, чтобы испортить товарный вид и предотвратить кражу. Но, как ни странно, даже такие меры не всегда останавливают воров.

На некоторых плафонах маркером выведено слово «вор» — они пока держатся.

— Пожарные рукава тоже исчезли за несколько дней, а помещения для их хранения на этажах жильцы приспособили под кладовки, куда сгружают разное барахло. Мы регулярно устраиваем зачистки. Вот сегодня здесь пусто, но завтра, возможно, все опять будет заставлено какими-то коробками, — говорит мастер ЖЭСа Андрей Богданов.

Самое гнетущее место в высотке — лестничные марши. Мазня на стенах, засохшие пятна рвоты, запахи притона. Лестница в 19-этажке отделена от коридоров и лифтовых площадок. Мало кто из жильцов поднимается пешком, тем более на верхние этажи. Потому хулиганы творят здесь что хотят.

— Как стемнеет, собираются компании, не раз мы находили шприцы, — говорит мастер. — Вымоешь пол — через несколько дней опять все загажено.

— Подъезд превратился в проходной двор. Жильцы, не спрашивая, открывают двери кому угодно, прикрывают и выгораживают друг друга, если вмешивается милиция, — рассказывает Василий Кулага. — Возможно, ошибочным было решение поселить десятки сирот в трех соседних домах. Лучше бы их равномерно распределяли по всему городу. Здесь они чувствуют себя хозяевами, а там оказались бы под присмотром добропорядочных дольщиков и председателя.

Дому №35 на Налибокской давно нужен косметический ремонт. Его стоимость рассчитывается исходя из площади квартир — 10 тыс. рублей за каждый квадратный метр. Например, у жильцов типовой «двушки» попросят где-то 550—650 тыс. рублей. ЖЭС проводил опрос среди жильцов — согласие дали собственники 12% квартир. Остальных, видимо, все устраивает.

В лифте мы ехали вместе с девушкой из этого дома, также сиротой.

— Как живется? — спросили мы.

— У меня соседи хорошие. А вот девушке этажом выше не повезло, — ответила она. — А что, опять у нас что-то случилось?

В доме №35 сегодня продается несколько двухкомнатных квартир по цене от $96 тыс. до $115 тыс. ($1400—1670 за «квадрат»). Неудивительно, что кто-то хочет поскорее сменить место жительства…

В соседней «сиротской» высотке (Каменногорская, 84) проблемы те же: исписанные стены, выдранные выключатели, торчащие из стен провода. Дом заселялся в конце 2012 года.

В начале этого года минские коммунальщики выступили с предложением проводить обязательные косметические ремонты пришедших в негодность подъездов. Причем скидываться на эти работы будут обязаны жильцы всех квартир, в том числе те, кто отказался от заключения договора. Решение примет специальная комиссия по результатам обследования, а сумму, необходимую на восстановление чистоты и порядка, включат в жировку. «Когда заплатят и узнают, сколько все это реально стоит, то не будут царапать и изрисовывать стены», — поддержал инициативу заместитель председателя Мингорисполкома Владимир Кухарев.

Вроде бы дельное предложение. Только так «убитые» за несколько лет подъезды обретут былую красоту. Вопрос лишь в том, не напрасен ли труд. Сколько дней продержатся на своих местах новые плафоны и доводчики?

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Аркадий Соболев