Конфликт: инвестор приобрел завод с общежитием — теперь бывшим работникам предлагают выкупить свои комнаты

 
299
27 апреля 2015 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

Речицкий завод «Ритм» — штука загадочная. В начале века он обанкротился. Что там происходит сегодня, совершенно непонятно. Как и в советские времена, когда завод выпускал что-то важное для космоса и военных. Местные на все вопросы пожимают плечами, аж хруст стоит — самим, мол, интересно. Несколько лет назад в прессе были сообщения об иранском инвесторе, который намерен выпускать здесь катанку и даже собирать автомобили Land Rover... Но что-то пошло не так. Пока жизнь бьет ключом в основном неподалеку — в общежитии завода. Бывшие работники в шоке: «Новые хозяева хотят продать нам наши же комнаты!»

Конверсия подкосила

Немного новейшей истории. «Ритм» построили в 1984-м как предприятие «двойного назначения». Наряду с гражданской продукцией здесь делали электронику для военных. Говорят, в первом и единственном советском космическом ракетоплане «Буран» были речицкие микросхемы.

Работники подписывали «обязательство о неразглашении», за границу их не пускали (остальные, правда, тоже не особо ездили, но это не так почетно) — все по-взрослому. Когда-то это предприятие было одним из главных в Речице (если не считать нефтянку) — наряду со знаменитым пивзаводом (ныне ликвидированным), метизным заводом и текстильным производством.

Перестроечную конверсию «Ритм» не пережил, его признали банкротом. В 2005-м акции предприятия выкупил иранский бизнесмен Рамин Мансуриан. Надежд и идей было много, местные власти радовались. Ожидалось, что инвестиции помогут в создании на старых площадях новых востребованных производств. Потом в газетах прошло несколько оптимистичных новостей о производстве медной катанки — и все, тишина.

Некоторые бизнес-справочники нынче относят «Ритм» в раздел «Парикмахерское оборудование и принадлежности». То есть, видимо, «Бураны» там пока не собирают. По адресу завода зарегистрировано совместное предприятие «Катех-Полесье» с иранскими и украинскими инвестициями. Оно продает украинские кирпичи. По какой-то причине сам «Ритм» и фирма «Катех-Полесье» числятся резидентами свободной экономической зоны «Гомель-Ратон».

Судьба советского завода — отдельная интересная и неоднозначная тема. Однако сейчас нас больше интересует странная ситуация, в которую попали люди, испокон веку живущие в заводском общежитии.

Общежитие как «основная производственная мощность»

Бывшие работники «Ритма» и сами теряются в догадках, что теперь происходит внутри их родного завода. Говорят, охрана есть, но никого не впускают и не выпускают.

— Мы микросхемы делали, платы, часы электронные... Когда «Буран» полетел, премию нам выдали! То есть без нас там не обошлось. Секретное производство было, КГБ с нами работал, мы подписывали всякие бумаги, пять лет не имели права выезжать за границу, разговаривать с иностранцами, — с гордостью вспоминают заводчанки. — Вон наш цех, под окнами...

Теперь все это в прошлом. Люди предполагают, что главный источник дохода «космического» предприятия — как раз 9-этажное общежитие.

Три этажа отданы под гостиницу, имеются аптека, парикмахерская, магазин. Кроме того, многие блоки сдаются под коммерческое арендное жилье. В этих случаях все относительно просто и решается продлением либо непродлением договора аренды. Сложнее с бывшими заводчанами. Им жилье предоставляли бессрочно. Теперь это настоящая проблема для владельца. Таких семей 32.

Вообще, любопытно было бы взглянуть на реакцию всех этих людей, если бы 30 лет назад им рассказали, что придется выкупать жилье у иранского (!) и украинского (!) инвесторов за 16 000 долларов (!).

Жители 9-этажки почувствовали неладное, когда им сообщили о грядущем капитальном ремонте. Как-то слишком хорошо прозвучало.

— Валя Дворник, — представляется женщина, пригласившая посмотреть свое жилье.

— Родственница?

— Конечно. Поэтому здесь живу.

Постепенно комната Валентины наполняется обеспокоенными «бессрочницами».

Все как одна — акционеры, с которых начинался «Ритм». Зачем-то берегут в папочках акции завода, которые всех работников «попросили» купить в 95-м, высчитав из зарплаты.

— Приехал представитель хозяина, гражданин Украины, собрал всех и рассказал о планах, — Альбина Ивановна Гаркуша живет здесь с 83-го, когда завод еще строился, а некоторые бизнесмены ходили в школу. — Конечно, жильцы обязаны оплачивать коммунальные квитанции, а владельцы здания должны поддерживать его в соответствующем состоянии. Но тут не все так просто. Нам предложили на время ремонта переселиться на другой этаж, а потом, чтобы вернуться в свои блоки, мы должны заплатить. Для арендаторов предварительно определена цена в $18 тыс., для «бессрочников» как я предусмотрена скидка 10 процентов. Фактически нам предлагают купить свои комнаты.

Женщины вспыхивают от обиды:

— Если бы у кого-то здесь были такие деньги, давно б купили нормальные квартиры, еще и дешевле. Но нас же еще «успокоили»! Мол, можно взять кредит под 51 процент, они договорились с банком. Да тут большинству просто не за что возвращать!

Люди уверены: их «выдавливают». Вспоминают, что в здании уже несколько недель отключена горячая вода, якобы за долги.

— Но мы-то по квитанциям платим! Куда ушли деньги?

Квитанции, к слову, здесь своеобразные — написана только сумма (для всех одинаковая, так как индивидуальные счетчики не установлены), статей расходов нет. За последний месяц получилось 448 тысяч с блока.

Из своих блоков появляются все новые жильцы. Вскоре по бесконечным коридорам здания за нами ходит длинная озадаченная вереница женщин. (Мужчины категорически отсутствуют в этом походе.)

Показывают свои владения, за которые теперь готовы сражаться. Планировка всюду выполнена под копирку — 2-комнатные блоки с маленькими, но раздельными санузлами. За много лет каждый постарался воспроизвести на 31-м квадратном метре жилплощади иллюзию настоящего дома.

Кухни на этажах общие, с кастрюлей вареных макарон — как и полагается в общежитиях.

У Марии другая история. На 7-м этаже живут родители, которые 10 лет проработали на «Ритме», тоже «бессрочники». Она с маленьким сыном арендует блок. С 1 апреля Марии, как и всем арендаторам, предложили подписать допсоглашение, по которому она обязана в течение 7 суток освободить помещение в случае ремонта. На то, что вернется сюда, девушка уже не надеется — заплатить $18 000 не сможет, а договор аренды, считает, теперь, наверное, не продлят — «слишком много выступала». Делится бедами на фоне собственного «внутреннего Рима».

«На улицу никого не выгоним!»

С одной стороны, понятно беспокойство людей. Речица — не Минск и не Гомель. Карьерный размах немножко поскромнее. Здесь верят, что в «нефтянку» (где, как известно, платят бешеные тысячи) можно устроиться только «по наследству», а выбор других возможностей заработать невелик.

С другой — непонятно, что делать инвестору, который с сомнительным успехом потратил действительно большие деньги и получил «довесок» в виде общежития, внутри которого обнаружились живые люди.

Юридический механизм задуманного переселения пока в тумане. Для начала обитатели комнат не понимают, какой вообще статус имеет их жилье. Это уже жилой фонд, который можно приватизировать, или еще нет? Обращались в райисполком, говорят, что там не против приватизации — если владелец здания разрешит.

Конечно, мы хотели бы приватизировать это жилье, но так и не можем понять, кому здание конкретно принадлежит, — перебирают кучи бумаг женщины. — На документах стоят печати ОАО «Ритм» — но оно же обанкротилось. А инвестор общается с нами в основном через киевского представителя.

— На улицу никого не выгоним, — директор ОАО «Ритм» Галина Казачук, чей офис находится на первом этаже здания, изо всех сил держится за эту формулу.По правилам общежития на время ремонта мы имеем право переселить жильца в другое равноценное помещение. Это значит, что людям просто предложат комнаты на первых трех этажах. Сейчас это общежитие, а после реконструкции мы намерены перевести его в статус многоквартирного дома. Квартиры планируем продавать. Рассчитывая примерную стоимость этого жилья, мы ориентировались на рыночные цены в Речице. Так и получилось около $18 000. Для бывших работников предприятия предусмотрели скидку. 

— Что произойдет, если человек откажется платить?

— С теми, у кого заключены договоры аренды, они будут просто расторгнуты. Что касается бывших работников предприятия, то тут каждый случай мы будем рассматривать индивидуально.

***

Очевидно, эта история только начинается. Пока участие властей либо какого-то стороннего регулятора в ней незаметно. По крайней мере, жильцам.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
ОБСУЖДЕНИЕ