Полесский эксперимент. Мы узнали, как живется в соломенном доме

 
26 января 2015 в 10:01
Источник: Андрей Рудь. Фото: Андрей Рудь, ГОСП

В 1996 году на Гомельщине построили несколько домов из соломы — впервые в стране. Скептики тогда немедленно сообщили ни о чем не подозревающим авторам проекта: солома создана только для того, чтобы гнить, гореть и поедаться вредителями. Поэтому дома обречены. Спустя 19 лет мы поинтересовались, как в XXI веке живется людям в соломенных постройках. Сгнили они, сгорели или съедены?

Деревня Михедовичи Петриковского района напоминает тысячи других деревень Беларуси с их парадоксальной экономикой. Местное хозяйство «укрупнили» напрочь. Многие жители сбились в бригады и отправились «на Россию» (удивляясь между делом тамошним порядкам). При этом подворья выглядят вполне ухоженными, а люди просты и спокойны, без фальшивой городской «ванили».

Два соломенных дома появились в Михедовичах в 1996 году, в разгар моды на все эти экологические «штуки». Стены сложили из стандартных прямоугольных тюков, которых у аграриев имелось огромное количество. По сути, это отходы.

С тех пор все, кому положено, отшутили про трех поросят и «придет волк и сдует». Многократно перечислили претензии к такому подозрительному стройматериалу, как солома. Напомним: она, очевидно, подвержена гниению, неплохо горит, в ней должны завестись грызуны и насекомые. Кроме того, несущая способность соломы вызывала большие сомнения: очевидно же, что через месяц, год или десять тюки станут проседать.

Один из домов выделили молодой семье Ивана и Светланы Булавы. Иван тогда трудился водителем, супруга — воспитателем в детском саду. До новоселья жили в обычном деревенском доме без удобств — вода по утрам замерзала в ведре. Сыну на тот момент было 5 лет, а еще через месяц родилась дочь.

Нынче все сложно: детсад тоже «укрупнили» в другую деревню, зарплаты в сельхозпредприятии, мягко говоря, невелики. Так что живут натуральным хозяйством да трудовыми десантами на восток.

— Люди там более сердитые, что ли. И как будто чем-то напуганы, — пока едем, Иван описывает впечатления от своего российского опыта.

И все же что там с соломой? Иван высказывается коротко:

— А ничего не происходит. Увидите.

Внешне соломенный дом Ивана и Светланы не отличается от обычных домов.

— За все годы к соломе не возникло вообще никаких претензий, — глава семейства показывает дом со всех сторон.

В данном случае соломенные тюки обложены в один слой кирпичами.

Для отопления при строительстве предусмотрели несколько грубок, а также русскую печь. Проблем с дровами в полесской деревне нет по определению, но хозяева говорят, что топить такой дом надо примерно вдвое реже, чем, к примеру, соседям кирпичный дом через дорогу. После того как поставили вместо «штатных» окон нормальные стеклопакеты, стало еще теплее, притом что тепло здесь особо и не берегут. Летом в доме, соответственно, прохладно и всегда свежий воздух.

— Все-таки объясните: если вам, к примеру, шкафчик надо на стену повесить, вы что, в солому гвозди забиваете?

— Да в какую солому, — улыбается такой непонятливости Иван. — Изнутри и снаружи «облицовка» кирпичная, на нее все крепится обычным способом.

Места хватает на всех. Старший сын Ивана и Светланы Александр нынче в гостях: на одном из гомельских заводов, где он работает, объявили «каникулы». Его сестра Лена — 11-классница, вся в учебе.

В сенях строители оставили застекленное смотровое окошко, чтобы можно было наблюдать за жизнью соломы в простенке. Растут дети и доллар, меняются экономические обстоятельства, реформируются сельхозпредприятия — а там, за стеклом, стабильность.

Из удобств — водопровод. Воду греет газовый котел, газопровода нет, газ — в баллонах.

В общем, по совокупности условий здесь комфортней, чем в городе. Опять же настоящая, неприрученная природа плюс личное хозяйство.

— А у кота имя есть?

— Есть — Кот.

Один «Владимирец» на детали, один — для работы.

Для контраста рядом имеется еще один соломенный дом. По планировке он такой же, но технология строительства немного другая. Соломенные блоки здесь не обкладывали снаружи кирпичом, а замазали штукатуркой поверх сетки-рабицы.

Этому дому хронически не везло с жильцами, сейчас он пустует. Разные семьи заселялись сюда, но так и не прижились в Михедовичах. Внутри, соответственно, некоторый беспорядок, оставленный последним кочевым семейством. Как ни странно, кроме того вреда, который нанесли обстановке люди, иных повреждений не заметно. Трещин на штукатурке не появилось. Следов сырости, плесени тоже не видно — несмотря на то, что дом заброшен и топился в последний раз бог знает сколько лет назад.

В смотровом окошке все в точности так же, как и 18 лет назад.

* * *

Ведущий архитектор института «Гомельсельстройпроект» Александр Довгаленок и начальник техотдела Александр Анифер стояли у истоков соломенного строительства в Беларуси. Хранят фотокарточки, сделанные при возведении домов в Михедовичах еще на пленочную «мыльницу».

— В девяностые мы ведь знали только два варианта облицовки таких домов: кирпичом или штукатуркой поверх металлической сетки, — рассказывает Александр Анифер (на фото справа). — Сейчас же появилось огромное количество современных отделочных материалов, которые значительно упрощают задачу.

— В межотраслевой научно-исследовательской лаборатории БГПА тогда исследовались различные теплофизические характеристики стенового материала из стандартных соломенных тюков, в том числе сопротивляемость теплопередаче, — вспоминает Анифер. — И они показали, что теплозащитные параметры таких стен примерно в 6—7 раз выше, чем действовавший в то время норматив при жилищном строительстве, и в 2,5 раза больше современного.

Проектировщики и экологи тогда хором перечисляли достоинства такого жилья. Во-первых, это модно. Самые одухотворенные романтики принимались, конечно, рассказывать про фэншуй, энергии, вибрации и прочие чудодейственные «практики».

Технари в числе достоинств называли бесплатность стройматериала (по сути, еще и приплачивать следовало за утилизацию), их легкость (не нужен кран, нет необходимости в мощном и дорогом фундаменте).

Фокус еще в том, что реальную стоимость строительства квадратного метра такого жилья до сих пор толком никто назвать не может. Формально в 1997-м посчитали, что «квадрат» общей площади (без внутренней отделки) обходится в $125.

— Дело в том, что солома фактически бесплатна, — объясняет Александр Довгаленок. — Но не бывает такой методики составления сметы, чтобы в графе «Стройматериалы» стоял ноль. Никто не понимал, как считать солому… Поэтому озвученная себестоимость довольно условна.

Мы поинтересовались: может ли сегодня частное лицо прийти и купить утвержденный и согласованный проект соломенного дома и сколько это стоит? Архитекторы объясняют, что, наверное, теоретически это возможно, но никто ни разу не пробовал. Поэтому и цену назвать сложно. Наверное, она будет такой же, как и на аналогичный проект «нормального» дома — в пределах 3—5 млн рублей. Другое дело, что в наличии пока только два типовых проекта домов. Если заказчик захочет что-то новое по планировке, надо будет разрабатывать с нуля, а это другой порядок цифр.

— А кто строить будет?

— На самом деле я и не знаю, какой подрядчик у нас в области взялся бы за реализацию такого проекта, — говорит Александр Довгаленок. — Хотя сложного ничего нет, можно своими руками сложить. Возможно, как раз в этой простоте и проблема…

Проектировщики предполагают, что строителям просто неинтересно браться за такие дешевые проекты, выгоднее иметь дело с бетоном, другими материалами, требующими бóльших затрат. После Михедовичей в «Гомельоблстройпроект» только однажды обратились за соломенными домами: еще в конце девяностых собирались что-то строить в Буда-Кошелевском районе. Но, говорят, так и не нашли подрядчика.

Еще одна проблема — старые гэдээровские или казахстанские пресс-подборщики соломы. Большинство уже отправлено на лом, а современные агрегаты катают солому в рулоны, которые строителям не подходят. Остается надежда на новые подборщики, в которых можно задавать размеры брикета.

В институте по-прежнему не сомневаются в выгодности соломенного строительства. Мечтают о госпрограмме…

К слову, еще в 2002 году в Гомельском облисполкоме высказались о целесообразности такого строительства: надо, чтобы объект себя показал в течение 5—6 лет. Тогда, мол, если посчитаем выгодным, будем строить дома из соломы.

Видно, не посчитали…

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Источник: Андрей Рудь. Фото: Андрей Рудь, ГОСП
Без комментариев