Минских коммунальщиков с детьми выселяют из колясочных: «Ради жилья работали за гроши, а теперь окажемся на улице»

 
413
17 июня 2014 в 8:45
Автор: Николай Градюшко. Фото: Влад Борисевич

Около 40 сотрудников ЖРЭО Первомайского района Минска могут остаться без крыши над головой. Их выселяют из колясочных, бывших пионерских комнат и электрощитовых — помещений, которые предоставлялись коммунальщикам во временное пользование. Люди сами проводили электричество и воду, делали ремонт и рассчитывали со временем приватизировать жилье. Но их надежды рушатся… На встречу с журналистами Onliner.by пришло около 15 человек. «Только не фотографируйте и не указывайте в статье фамилии, а то нас сотрут в порошок, — просят работники ЖЭС. — Мы уже отослали коллективную жалобу в администрацию президента, после чего со стороны ЖРЭО начались запугивания». И все же несколько семей, которым терять уже нечего, согласились рассказать нам свои истории.

Трое на 19 квадратных метрах: «Тесно, зато свой угол»

Игорь Елин пришел на должность дворника в ЖЭС №100 в 2009 году. Два года спустя, чтобы удержать порядочного работника, районное ЖРЭО выделило ему нежилое помещение на первом этаже дома №11 по улице Шугаева (одна из высоток в Уручье). Так называемая колясочная — это комнатушка с санузлом общей площадью 19,3 кв. м. Сейчас Игорь живет здесь с супругой и 9-летним ребенком.

Узкая прихожая. Справа — совмещенный санузел, слева — ниша в стене площадью 3 «квадрата», полностью занятая кроватью.

Единственная комната служит одновременно кухней и детской. Вдоль одной стены — столешница, шкафчики и морозильник, вдоль другой — диван. Напротив окна — стол, где мальчик делает уроки.

Игорь вспоминает: когда переезжал, помещение было совершенно не приспособлено для жизни. Поставил нормальную дверь, заменил окно, положил линолеум, установил ванную и унитаз.

— Дворник ЖЭС получает 2 млн. Что это за зарплата? Людей в системе держали не деньги, а вот такие квартиры, — рассказывает Игорь. — Когда выделяли колясочные, всем нам обещали: 10 лет отработаете и сможете приватизировать. Жилье в Минске дорогое, а здесь хоть и тесно, но все же свой угол. Так рассуждал не я один. Но чтобы в будущем заниматься приватизацией, требовалось сначала перевести эти помещения в разряд служебного жилья. Мы собрали пакет документов, передали его в ЖРЭО Первомайского района, а там спустили дело на тормозах. После 1 апреля, когда вступил в силу новый Жилищный кодекс, люди начали получать повестки в суд о выселении. Теперь мы якобы нарушаем закон, проживая в нежилых помещениях.

Игорь показывает нам документы из МЧС и Центра гигиены и эпидемиологии. В заключениях сказано: колясочная на Шугаева, 11, может использоваться как жилое помещение. Есть и изготовленная в БРТИ ведомость технических характеристик на квартиру.

— Насколько я знаю, в других районах Минска колясочные перевели в служебное жилье с оформлением договоров найма, и лишь ЖРЭО Первомайского района ведет какую-то подковерную игру, — предполагает Игорь. — То ли хотят отдать наши квартиры «своим» людям, то ли сделать их арендными и заселить очередников.

Под коллективной жалобой в администрацию президента подписались 30 человек. Все эти фамилии стали известны в ЖРЭО, и началась травля. Участок, где я убираю, проверяла комиссия. Выдумали, будто я кому-то побил машину. Ищут повод, чтобы при первой возможности меня уволить.

Зарегистрироваться в колясочной Игорю не позволял официальный статус нежилого помещения. Потому ЖРЭО прописало сотрудника в общежитии на улице Гуртьева (район остановки «9-й километр»). Там же числятся, хоть никогда и не проживали, и некоторые другие сотрудники ЖЭС. В это общежитие Игорю и предлагают переехать с семьей.

— Там общий туалет на 8 человек, общая ванная и кухня. Как я приведу туда жену и ребенка? Это явное ухудшение жилищных условий, — считает Игорь. — Да и в чем смысл общежития? Ведь работали мы за гроши только ради возможности обрести свое жилье.

«В ремонт вложили $10 тыс. Пока была в декрете, меня уволили задним числом»

Наталья Мисоченко родом из Чечерска, ее муж Андрей — из Гомеля. В 2008 году молодой человек получил работу в Минске, и супруги переехали в столицу. Девушка с высшим образованием устроились на полставки в ЖРЭО Первомайского района: начинала с должности оператора ЭВМ, принимала звонки на горячую линию, затем дослужилась до ведущего специалиста по работе с населением. В 2011 году, когда грянул кризис, Наталья собиралась оставить малооплачиваемую работу, но руководство ЖРЭО пообещало перевести ее на полную ставку и предложило жилье. Наталья согласилась, и летом 2012 года она вместе с Андреем переехала в «двушку» из маневренного фонда, расположенную на цокольном этаже дома №30 по улице Кузьмы Чорного. А спустя несколько месяцев в семье родился сын.

— Это помещение мне предоставили на время работы, а контракт истекает только в 2015 году. В устной форме руководство предприятия гарантировало, что после выхода из декрета контракт будет продлен и за мной сохранят эту квартиру, — вспоминает Наталья. — С уверенностью в завтрашнем дне муж занялся ремонтом. Заменил трубы в ванной и полы, выровнял откосы, покрасил потолки, зачистил стены и поклеил обои. С улицы была сделана бетонная отмостка, чтобы сырость не шла в квартиру. На все затрачено не менее $10 тыс.

Если сравнивать с колясочной на Шугаева, у Натальи и Андрея полноценная «двушка», пусть и с проходной комнатой. Общая площадь — 46 кв. м.

А так выглядела квартира, когда ремонт только начался:

— В феврале этого года мне на мобильный позвонили из отдела кадров ЖРЭО и сообщили, что хотят досрочно расторгнуть контракт, так как на мое место берут другого работника. Я готова была отдать ребенка в ясли и выйти на работу, но видеть меня на прежнем месте уже не хотели, — говорит Наталья. — А в мае еще один звонок — уже из суда. Требовали немедленно явиться на заседание, но в тот день я была в Гомеле у свекрови. Вернувшись через несколько дней в Минск, я получила заочное решение суда о выселении нашей семьи. Попросив у секретаря копию искового заявления, я узнала, что приказ о моем увольнении был подписан еще 12 марта 2014 года. Разве законно разрывать контракт в одностороннем порядке и увольнять человека задним числом? Тут и думать нечего: все дело в помещении, которое у нас хотят забрать. Полностью пригодную к проживанию квартиру, куда вложено столько наших сил и средств, отдадут кому-то другому. Где тут справедливость?

Со дня на день нас могут выселить на улицу. Идти нам некуда, родственников в Минске нет. Зарплаты мужа на съемную квартиру не хватит. Сколько сейчас стоит «однушка»? $400? Чтобы снимать жилье нам надо не есть и не покупать ничего из одежды.

Как и другие сотрудники ЖЭС, проживающие в нежилых помещениях, Наталья собирала документы для перевода квартиры в фонд служебного жилья. Есть заключения санстанции и МЧС, готова ведомость технических характеристик из БРТИ. ЖРЭО Первомайского района оставило эти документы без внимания. А между тем существует конкретное поручение Мингорисполкома ускорить процесс перевода нежилых помещений в жилые с последующим заключением договора найма (протокол совещания от 17 января 2014 года). Ждут скорейшего разрешения проблемы и в Минжилкомхозе. Как следует из предоставленного в редакцию письма, министерство требует от городских властей рассмотреть ситуацию «с максимальным учетом интересов граждан».

— Неужели для ЖРЭО Первомайского района распоряжения первого заместителя председателя Мингорисполкома Владимира Кухарева и заместителя министра ЖКХ Геннадия Трубило — это пустые слова? — недоумевают обратившиеся в редакцию коммунальщики. — Среди нас есть работяги, которые вкалывали дворниками по 10—15 лет, есть семьи с грудными детьми, есть беременные — с вещами на выход строят всех без разбора.

Несмотря на многократные попытки, добиться комментария от ЖРЭО Первомайского района нам так и не удалось. Впрочем, редакция не теряет надежды получить официальные разъяснения и готова вернуться к теме.

Отчасти отношение минского ЖКХ к своим сотрудникам объясняет новость последних дней: в системе грядет большая кадровая чистка, планируется сократить около 600 штатных единиц.

— Колясочные были единственным стимулом. Работать за комнату в убогом общежитии здесь никто не будет, — говорят сотрудники ЖЭС. — А кто вместо нас пойдет мести улицы, чинить трубы и устранять засоры? Кто в мороз будет долбить обледенелые тротуары? За два-три миллиона даже «синева» с места не сдвинется. Если с добросовестными работниками будут расставаться таким вот образом, то очень скоро Минск превратится в большую свалку.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ