Мать на замену: репортаж из дома, куда отправляют детей непутевых родителей

 
21 920
70
02 июня 2014 в 9:11
Источник: Варвара Романова. Фото: Виктория Ли, личный архив

Коттедж в центре Кормы — это так называемый дом семейного типа, социальное жилье, построенное для замещающей семьи. Дети здесь живут родные и приемные, с пеленок до 18 лет. В прихожей мы насчитали восемь девочек и мальчиков, но и это еще не все. Несколько приемных ребят получают среднее специальное образование и приезжают на выходные и каникулы. А еще есть пятеро своих взрослых детей. С матерью осталась только младшая дочь, остальные живут со своими семьями отдельно. Кто-то в Корме, кто-то в большом городе, а кто-то за границей.

Любовь Степанцова — мать-героиня. С 50 лет она как многодетная мать на пенсии, но работает — теперь родителем-воспитателем. При этом выглядит ухоженной, стройной и ходит на шпильках.

У матери большого семейства день начинается с пяти утра. Кто рано встает, тот успевает и прическу уложить, и зарядкой заняться. Как только хозяйка экспресс-методом привела себя в порядок, она начинает готовить завтрак и заодно что-то на обед.

Затем старшие отправляются в школу, малыши — в детсад. А потом уборка. Раз в неделю генеральная, в этом маме вся детвора помогает.

Мама Люба условиями довольна. После четырехкомнатной квартиры здесь почти дворец — 250 квадратных метров жилплощади. Проводит экскурсию: просторные кухня и холл, четыре детские комнаты, родительская, пять санузлов. Жилье рассчитано на 5—10 детей и родителей. Обустройство дома — за счет государства. Когда что-то нужно для быта, помогают приобрести.

— Пособий не хватает. Например, моей Даше надо на сезон четыре пары сапог. Рвутся, потому что каждую лужу меряет. К тому же нужно, чтобы у детей было разнообразие в еде. И хотя у меня и муж на пенсии работает, и я, но сэкономить, купить и отложить доллары не получается.

Продукты чаще покупают на месте, иногда выезжают в Гомель. Два раза в месяц закупаются крупными партиями. Сад и огород тоже помогают. В прошлом году было много яблок, запаслись соком. Трехлитровая банка опустошается за раз.

В огороде мама Люба проводит бо́льшую часть лета и отпуск. У замещающих родителей он длится 56 дней. В это время дети обычно разъезжаются в санатории или за границу. Остальных родители могут отдать в приют или в приемные семьи. Но на деле этого не происходит:

— Для детей это стресс. Отдать ребенка, а потом по-новому все начинать — воспитание и питание по-другому… А они каждый со своими привычками: то не ем, это не ем. Вот у меня мальчик взрослый, он мясо не ест. Поэтому ему отдельно другое что-то готовлю.

Мать-воспитательница встречает гостей выпечкой, фирменным луковым пирогом. Дети тоже любят поучаствовать в приготовлении кулинарных вкусностей. Старшие и в быту помогают, и за малышами присматривают.

— Я как-то прибегаю домой с работы, посуда не помыта, а дети сидят под телевизором. Я говорю старшей дочери: «Соня, что это такое?!» А она мне: «Мам, ну ты подумай: если посуда в раковине, значит, мы сыты. Это мы помоем. Если мы смотрим телевизор, значит, уроки у нас сделаны». Ну и где ты тут будешь ругаться?

В дом семейного типа вместе с супругами Степанцовыми переехали семь ребят. Позже приемная семья стала еще больше. В основном сюда попадают дети от пяти лет до совершеннолетия, но иногда отдают и совсем маленьких, по два года. А маленького Стасика и вовсе взяли в двухмесячном возрасте. Любовь Владимировна вспоминает о нем с трепетом и грустью:

— У него зубки начали лезть и сопельки текли… И вот он начинает меня целовать. Дети спрашивают: «Мам, тебе это не противно?» Я говорю: «Да вы что, он же маленький, это ж ангел».

Малыш привязался к новой маме и семье, но затем его пришлось отдать биологическим родителям. Вообще, Степанцовы семерых детей возвратили в родные семьи. Вскоре появлялись другие воспитанники.

Несмотря на то, что родители отобранных детей — люди обычно несознательные, отдавать воспитанников в родную семью обязательно, если мама исправляется. Мало того, Любовь Владимировна как замещающая мать должна поддерживать связь с биологическими родителями, давать им возможность общаться с детьми. Если родная мать неизвестно где, нужно пытаться отыскать ее. Иногда это делают сами дети. Мама Люба рассказывает:

— Один наш мальчик стал искать маму тайком. Нашел, ничего мне не сказал. И на его день рождения бабушка этого мальчика принесла от мамы подарок. Так он его взял, пошел в свою комнату и растоптал.

Некоторые биологические родители исправляются, говорит Любовь Степанцова. Надолго ли — другой вопрос. Ребенок в зависимости от обстановки может жить то с родной матерью, то опять в приемную семью возвращается.

— Это единицы восстанавливаются и забирают своих детей. Вот у меня маленький ребенок был. Его матери 24 года, она, наверное, уже раз 15 кодировалась. Ей он не надо. С ними разговаривают, упрашивают. Да их работать надо заставлять! Чтобы они от безделья детей не мучили. Ко мне попала девочка из детдома. Вот я купила халву, поставила на стол — ешьте. Она взяла и спрятала ее под подушку. Я увидела, спрашиваю: «Зачем ты это сделала?» Она сама не знает, не может объяснить. И первое время я находила даже хлеб под подушкой. Некоторые попавшие к нам дети тоже раньше недоедали, но ничего такого не делали. Дело в том, что они в семье жили. А в детских домах, если ребенок побыл там год-два-три, сложно потом его переучивать. Она с рождения там росла.

Взрослая дочь Светлана подхватывает разговор:

— Я тоже взяла из детского дома мальчика. Его маме было 23, она стояла на учете в наркодиспансере с третьей степенью зависимости. Мальчик вежливый, по дороге со всеми здоровается, посуду всегда за собой уберет. Но тоже есть нюансы.

Светлана первой подала пример, взяв на воспитание чужого ребенка. Родители поддержали доброе дело, да и коллеги из районного отдела образования просили маму Любу решиться на такой шаг. Вот и шагнула, тем более что и сама, и супруг выросли в больших семьях по 5—7 детей. Да и на своих пятерых успели натренироваться.

Параллельно сестра Любови Степанцовой Валентина загорелась и тоже приютила нескольких детей. Такой большой компанией и собираются вместе на дни рождения: со всеми родными и приемными детьми и внуками.

— С детьми, которые возвратились в биологические семьи, больше не видитесь?

— Почему же, я крестила некоторых из них. Ездим к ним, обычно на праздники с подарками: на День матери, на Новый год, в другие дни. Некоторые сами приезжают как в родную семью.

В общем, мама Люба довольна тем, как дети учатся и ведут себя. Один умный, но ленится, другая хорошие оценки приносит, но задирается с мальчишками. Очень способной оказалась старшая девочка Вика: помогает матери проверять уроки у младших. Вика собралась стать юристом, но по обычаю приемные дети уже после 9 классов идут получать специальность в ПТУ. Пришлось уговаривать курирующую службу оставить ее в 11-м классе, чтобы могла поступить в вуз. Творческие способности у детей Степанцовы тоже замечают. Один ребенок любит и умеет петь, другой не расстается с красками.

В школе дети могут похулиганить. Например, жевать на уроке или с учителем огрызаться. Чтобы воспитание давало эффект, мама Люба порой идет на хитрости:

— Иногда надо поговорить с ними как ребенок с ребенком, потому что если все время зажимать, то ничего хорошего не получится. Я могу с ними попрыгать, пошуметь, потанцевать. Лето было — мы с мальчиками бегали: кто кого обгонит, в догонялки. Вот приезжала дочь Света, мы играли в «Крокодила», даже с самыми младшими, настолько им интересно было.

— Долго еще собираетесь воспитывать приемных детей?

— Не хочется загадывать, думаю, лет пять, может, и больше. Это тяжелая работа. Иногда сядешь и понимаешь: боже, как устала!.. Но знаешь, что надо продолжать, и дальше делаешь. Когда все хорошо, то и силы есть. А когда дети шкодят, пропадает настроение, руки опускаются. Потом все становится на свои места — и опять жизнь прекрасна.

В дом заходит девочка с кошкой на руках. Мама Люба ей:

— Доча, вынеси кошечку на улицу.

Для нас объясняет:

— Это подобрали с помойки дохленького котенка, вон каким стал. Дети назвали Машей. А у меня дочку тоже так зовут. Поначалу смеялись. Кошка уплетется за мной в дом, бегает под ногами, я на нее ворчать начинаю: «Машка, да хватит жрать, ты уже и так толстая!» А Маша тут же недалеко сидит и оправдывается: «Мама, я ничего не ем». Такие казусы у нас бывают.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Все новости Гомеля и Гомельской области читайте на gomelnews.onliner.by.

Источник: Варвара Романова. Фото: Виктория Ли, личный архив
ОБСУЖДЕНИЕ