Отчим стал поручителем по кредиту у пасынка, который покупал квартиру, а теперь должен банку $31 тыс. и может лишиться своей «двушки»

 
24 534
122
19 сентября 2013 в 13:02

Эта запутанная история началась еще в 2007 году: 6 лет назад молодой человек по имени Андрей  взял кредит под 14% годовых в размере $28 тыс. в «Белгазпромбанке», пишет «Гомельская правда». Кредит целевой — на покупку 2-комнатной квартиры. Согласно договору, выплатить его он должен до 2022 года, внося ежемесячный платеж в $500 с учетом процентов. В поручители к нему пошли его мать, отчим и знакомая, которую сразу сбрасываем со счетов — она уехала жить в Германию.

Впрочем, относительно погашения указанных сумм никто из поручителей не переживал: Андрей, имея два высших образования (химик-биолог и психолог), занимался бизнесом: со слов его матери, на момент подписания кредитного договора у него было собственное ателье по пошиву одежды, магазинчик одежды на проспекте Ленина и мастерская по ремонту обуви возле Центрального рынка. Какие-либо опасения развеивал и договор с банком, в котором было прописано, что «обеспечением надлежащего исполнения кредитополучателем обязательства по настоящему договору является неустойка, поручительства физических лиц и залог прав на приобретаемую квартиру с последующим переоформлением в ипотеку». Так что в случае неожиданных проблем банку должна отойти квартира, купленная на кредитные деньги.

Однако, как оказалось, денег у Андрея не было с самого начала и, по рассказам его родственников, первое время кредит пришлось погашать его сестре, которая живет в Москве.

Дальше события разворачивались стремительно и непредсказуемо.

— Полтора года сын жил в новой квартире, мы там бывали, — рассказывает мать Ольга Владимировна. — Отмечали вместе новоселье, на день рождения к нему приезжали. В общем, не было поводов для беспокойства.

И вдруг в феврале 2009 года отчим Виктор Семенович, ставший по доброте душевной поручителем у пасынка, случайным образом узнает, что Андрей переехал жить на съемную квартиру. Мужчине это показалось подозрительным. Он поехал в Брилево, где находилась купленная на кредитные средства квартира, и от соседей Андрея узнал, что туда уже давно вселился новый владелец. «Почему служба безопасности банка не известила нас об этой сделке? Ведь он продал квартиру через пять месяцев после подписания кредитного договора. Как вообще такое возможно, когда она в залоге у банка?» — эти вопросы не давали покоя, и на следующий же день Виктор Семенович отправился в «Белгазпромбанк».

— Захожу в службу безопасности и говорю: «Квартира, купленная в кредит, продана», — рассказывает отчим Андрея. — «Не может быть, как это продана, если она принадлежит банку?» — не поверил сотрудник службы безопасности банка и при мне по­звонил в Гомельское агентство по государ­ственной регистрации и земельному кадастру. Там подтвердили: действительно продана год назад, в феврале 2008 года. Дело в том, что еще некоторое время Андрей продолжал жить в квартире после ее продажи, пуская пыль в глаза мне и матери.

По версии Виктора Семеновича, Андрей — любитель азартных игр. Он проигрался в казино: сумма долга росла в геометрической прогрессии. План с кредитом был задуман им изначально, чтобы обналичить деньги и рассчитаться по долгам.

— Мой пасынок прошел курсы гештальт-терапии, в совершенстве владеет гипнозом и в данном случае использовал навыки психолога, чтобы убедить нас с женой пойти к нему в поручители, — осмысливает произошедшее мужчина.

Но все эти утверждения пока не имеют фактического подтверждения. А дозвониться до Андрея корреспонденту так и не удалось.

Итак, снова обращаемся к кредитному договору. В разделе «Обязанности и права сторон» оговорено: «В течение 10 дней с момента регистрации права собственности на квартиру заключить с банком и зарегистрировать в установленном законодательством порядке договор об ипотеке квартиры, который бы обеспечивал исполнение обязательств кредитополучателя по настоящему договору».

В самом договоре залога под №273 от 3 сентября 2007 года, выданном Андрею на руки, прописано, что купленная квартира оценена без малого в 35 тысяч долларов, то есть, в случае чего, с лихвой покрывает взятый кредит. Но самое главное — владелец этой квартиры не вправе производить каких-либо операций с заложенным имуществом до погашения кредита.

Так, собственно, и было бы, если бы Андрей оформил этот договор в Гомельском филиале по государственной регистрации и земельному кадастру. Но он туда не явился. А банк его действий не проконтролировал.

На вопрос, почему же не сработал «защитный» механизм и банк не следил за выполнением всех оговоренных этапов, получить официальный комментарий так и не удалось.

— «Белгазпромбанк» не считает виновным себя в этой ситуации. Нас вызывали туда в ноябре прошлого года, когда долг составлял $31 тыс. Сотрудник банка повторял постоянно: «Для нас залог — это не квартира, которую покупал кредитополучатель, а вы, поручители», — говорит Виктор Семенович.

На что Андрей потратил деньги от продажи квартиры, осталось тайной за семью печатями. Через некоторое время после этой сделки он перестал погашать кредит, и с конца 2010 года это делала его мать. С ее слов: «Банк в устной форме разрешил погашать основной долг без процентов — 155 долларов в месяц. Мол, выплатите потом и проценты, когда деньги появятся». А проценты, судя по документам, росли, начиная с ноября 2008 года, а вместе с ними и пеня. И когда эта сумма превзошла сумму основного долга, банк подал документы в нотариальную контору.

В январе этого года поручители получили «Исполнительную надпись». В документе сообщалось, что кредитополучатель и его поручители обязаны погасить долг банку: неуплаченная задолженность — ­­16 061 доллар США, задолженность по процентам — 12 433 доллара, задолженность по неустойке (пене) — 2505 долларов, понесенные банком расходы по совершению исполнительной надписи — более 13 млн белорусских рублей. Итого: сумма, подлежащая взысканию, — 31 тысяча долларов США плюс 13 млн белорусских рублей. Напомню, Андрей изначально брал в банке кредит на сумму 28 тысяч долларов, из которых около 14 тысяч долларов основного долга было погашено.

— На тот момент у моего супруга были две квартиры: однокомнатная, доставшаяся ему после развода с первой женой, и «двушка», подаренная матерью, в которой мы с ним жили, — рассказала Ольга Владимировна. — Однокомнатную он отписал потом своему сыну от первого брака. Получилось, что Виктор Семенович из трех поручителей — единственный, с кого можно не просто что-то взять, а вернуть всю сумму сразу, продав его 2-комнатную квартиру и гараж.

Для Виктора Семеновича известие об аресте его квартиры стало шоком. Мужчина уверен, что пасынок умышленно обманул их с женой, потому обратился в милицию с просьбой провести проверку по факту возможного мошенничества. Однако в милиции в возбуждении уголовного дела было отказано.

Все новости Гомеля и Гомельской области читайте на gomelnews.onliner.by

ОБСУЖДЕНИЕ