Бежевый Минск: почему столица превращается в унылый и бесцветный город?

 
30 128
19 июля 2013 в 10:34
Автор: Оксана Красовская. Фото: Алексей Матюшков

Жилые дома, бизнес-центры, магазины и даже новое пожарное депо — все эти здания в последние годы приобретают один и тот же цвет: бежевый. Современные постройки, порой достаточно интересные с точки зрения архитектуры, из-за выбора нейтрального цвета часто превращаются в безликие, унылые и незапоминающиеся здания. Кто же тот волшебник бежевого города, из-за которого Минск выглядит однотонным и безрадостным, разбирался Onliner.by

За примерами далеко ходить не нужно — помимо целых жилых кварталов и точечных застроек бизнес-центров, нежно-бежевый цвет приобретает активно застраиваемый в последнее время проспект Дзержинского. Казалось бы, новая магистраль, по сути, еще не освоенная целина, из-за отсутствия привязки к конкретным объектам позволяет проявить талант и фантазию. Но нет — и тут преобладает в целом неплохой и приятный, но уже до ужаса «заезженный» цвет. У особо чувствительных к прекрасному минчан он уже набил оскомину.

Быть не бежевыми в нашей столице позволяют себе лишь немногие здания, что странно, в основном это сооружения спортивной направленности: серебристо-серая «Минск-Арена», голубая «Чижовка-Арена», синий Дом гребли, кирпично-красный Дом футбола, розовато-красный Клуб тенниса.

Не прошло и нескольких лет, и для Минска ориентир «за тем бежевым зданием» сам собой стал неактуален — уж слишком много их развелось на просторах столицы. И это при том, что практически любой производитель и поставщик вентфасадов предлагает как минимум 30 стандартных цветов (от ярко-желтого до глубокого черного), часть которых всегда есть в наличии или будет доставлена под заказ в самые короткие сроки. О цветах и оттенках красок и говорить не приходится. Но почему-то фантазия архитекторов дальше всех оттенков бежевого, а их, оказывается, немало, не идет.

В компании «МеталлПрофиль» нам подтвердили: бежевый цвет достаточно популярен. «Цвета изначально закладывают проектировщики или архитекторы, наше производство исходит из их потребностей. Хотят заказчики видеть светло-серый или светло-бежевый, будем производить больше и привозить больше. Дело здесь не в цене — в деньги вопрос не упирается, особой ценовой политики в связи с цветами нет. Может, на бежевый всегда есть спрос, потому что светлый цвет смотрится более легко. Ведь палитра на самом деле очень большая, а предпочитают именно этот. Сегодня меньше всего заказывают темно-коричневый и темно-зеленый. Наверное, идет тенденция „облегчать“ здания», — предполагают в компании.

Известный столичный архитектор Анатолий Цейтлин предположил, что выбор бежевого цвета в большей степени продиктован вкусовыми предпочтениями архитекторов. Не исключено, что авторы проектов просто боятся применять откровенные решения и штрихи — никто не хочет сильно выделяться.

— Мотивация такая: поскольку в Минске солнечных дней маловато, делать нечто серое — неразумно, яркое — страшно, а бежевые тона теплые и приятные. Хотя, к примеру, в Литве достаточно сооружений, которые выполнены в сочных цветах, все это органично смотрится и абсолютно не портит общий вид. Но, к сожалению, у нас по-другому. Хотелось бы, чтобы в городе было больше разнообразия в цветах, чтобы были грамотно расставлены цветовые акценты.

Но ведь все упирается в профессионализм: бездумно и безрассудно это делать нельзя, был же у нас период, когда раскрашивали дома в красный, желтый, синий без представлений о гармонии. Как это смотрится, можете видеть сами. Возможно, отсутствие профессионализма и понимания цветов, их сочетаний, неумение спрогнозировать, как будет играть на этом доме тот или иной цвет и впишется ли в итоге здание в окружение, заставляет архитекторов идти по пути наименьшего сопротивления и выбирать проверенный бежевый. Еще выбор может зависеть от объема объекта, — объясняет Анатолий Цейтлин.

Другой авторитетный архитектор был более категоричен. «Поймите, над каждым архитектором есть еще как минимум парочка начальников, у которых есть свои предпочтения, и они пытаются непременно навязать эти предпочтения. Кроме того, каждый проект обсуждается на градостроительном совете, где могут поправить и цвет, и весь объект. О случаях, чтобы проект там завернули только из-за цвета, я не слышал, и с моими работами такого не происходило, но, возможно, это потому, что архитекторы постарше и поопытнее понимают существующий порядок, на рожон не лезут, а молодые — им еще предстоит научиться лавировать. Может, они и попытаются сделать что-то яркое, но их, скорее всего, остановят.

По большому счету, облицовка керамогранитом — это прошлый век, в котором мы все еще находимся. Единственное преимущество этой отжившей технологии — долговечность, которая не требует больших затрат в процессе эксплуатации. Все было бы по-другому, если бы у нас были собственники, а не инвесторы-лавочники, которых только и волнует, как поскорее построить и продать, а вопросы эксплуатации их уже не касаются. Через пару лет посмотрите, что будет со всеми этими домами и зданиями, которые сегодня строят из газосиликата и штукатурят, они придут в ужасное, невероятное состояние, что мало никому не покажется. Но, что касается жилых домов, к тому времени эти проблемы уже будут устранять товарищества собственников, а значит все затраты лягут на жильцов.

С заказчиком относительно цвета договоренности, как правило, нет, его интересует только цена вопроса и больше ничего. Поэтому плитка, которая будет навешана на фасад, скорее всего, будет самой дешевой. Парадокс, но продукция белорусского „Керамина“ существенно дороже российской или китайской. Вопрос ценообразования у нас всегда решался как-то странно. И не надо напирать на то, что качество отечественного продукта высокое. Тут иллюзий быть не должно. Единственное преимущество белорусского — если плита бракованная поступает, что частенько бывает, они быстро и безоговорочно ее меняют. С российской и итальянской сложнее: сроки доставки удваиваются. А нам же надо как можно скорее, мы же, как всегда, спешим-опаздываем, все нужно здесь и сейчас», — позволил высказать наболевшее минский зодчий.

В частной проектной студии нас заверили, что разбираться надо в каждом конкретном случае. Владелец компании объяснил, что, прежде чем начинать что-то строить, архитектурный проект несут (внимание!) в Комитет архитектуры и градостроительства Минска, где он проходит согласование:

— В том числе там могут корректироваться и цвета. Офисы еще не так сильно, но вот в жилых микрорайонах эти цвета преобладают. Вопрос на самом деле неоднозначный. Жилье для социальных групп должно быть дешевым, поэтому, думаю, вариантов, как оформить фасады, не так и много — какая краска есть, той и покрасят. Другое дело, что, возможно, кто-то когда-то «вдул» свою краску и теперь идет так. А что касается современных бизнес-центров, то это чаще всего «стекляшки» сарайного типа — либо похожи на хлев, либо на коробку. Потому что архитектура у нас стоит на последнем месте. Это вопрос чистого бизнеса: приходит инвестор, строит, и никто ему ничего сказать не может.

Но вы посмотрите: сегодня принцип застройки жилья и остальных точек (магазины, гипермаркеты) хаотичный. В строительстве микрорайонов генпланов давно не придерживаются. Нашли место, например осталась небольшая площадка между домами, и отдали его инвестору, у которого есть деньги. И он тут же лупит на расстоянии трех метров от дома какую-нибудь башню, или офис, или магазин. Какого-то негласного правила, идущего от Комитета архитектуры и градостроительства, отдавать предпочтение бежевым тонам нет, хотя, думаю, смелые решения там могут и скорректировать в пользу бежевого.

Вообще выбор цвета дело непростое, и проекту приходится проходить много ступенек: в каждом районе свой главный архитектор со своим видением идеального объекта, потом Комитет архитектуры и градостроительства Мингорисполкома — а это все бесконечные согласования. Если бы застройщики и чиновники шли от понятий гармонии и архитектуры, то город выглядел бы по-другому. Я сам на многое смотрю и не могу понять, откуда это берется.

Так неужели выбор бежевого цвета — гарантированный входной билет в мир строительства без лишних проблем? За разъяснениями мы обратились в тот самый Комитет архитектуры и градостроительства, в который, кажется, ведут все дороги.

К нам приносят уже готовый проект, где все прописано, в том числе и цвета. Требования делать все бежевым мы никогда не предъявляли и не будем этого делать. Конечно, мы можем что-то откорректировать, в том числе и цвет. Но все решения будут исходить из того, насколько предложенный объект будет сочетаться с уже имеющимися постройками, насколько он впишется в архитектуру, не испортит ли ансамбль. Что касается бежевого, то этот цвет нейтральный, поэтому он так широко и распространен, чаще всего он используется при оформлении фасадов во время проведения капитального ремонта. Мы не против любого цвета, просто смотрим, чтобы все сочеталось, было органично, смотрелось красиво, по-дизайнерски, стильно.

К примеру, сейчас идет строительство в Сухарево, мы согласовывали сразу весь жилой район, так в этом проекте предусмотрен переход цвета: первый квартал зеленый и фисташковый, далее бежевый, оранжевый и коричневый, цвет перетекает волной, будет очень красиво.

Многое зависит еще и от того, какой материал используется для отделки, если под мрамор — то и цвета будут соответствующие. На самом деле вариации могут быть самые разнообразные — мы только приветствуем, когда проект выполнен со вкусом и оригинально, — пояснили в Комитете архитектуры и градостроительства Мингорисполкома.

Получается, что делать Минск бежевым никто не заставляет и даже негласной рекомендации придерживаться нежного оттенка нет, но вот пройти все согласования и подстроиться под вкусы вышестоящих архитекторов и чиновников проще, когда фасад будущего здания в проекте оформлен в нейтральном цвете.

Автор: Оксана Красовская. Фото: Алексей Матюшков
Без комментариев